Моисей Фурщик в «В фокусе» на РБК daily

12.08.2010

Большинство стратегий российских регионов разрабатывается на период порядка 15 лет. При этом одним из ключевых элементов любой стратегии является система целевых показателей, которые должны быть достигнуты через многие годы. Но недавний кризис показал, что ситуация может в корне измениться за один-два года. Имеет ли вообще смысл делать столь долгосрочные программные документы?

 

Действительно, масштаб отклонений фактических показателей от плановых в ряде случаев впечатляет. Например, стратегия развития Челябинской области в 2009 году предполагала рост ВРП на 23%, а реально произошел спад на 15%. В соседней Свердловской области расхождение оказалось не намного меньше: вместо роста на 13,5% — падение на 14%. Примерно такая же картина наблюдалась в этих регионах и с инвестициями. В большинстве субъектов Федерации потери региональных бюджетов составили 20—40%. И это всего через два-три года после принятия стратегий! Какого же расхождения с плановыми показателями можно ждать к 2020 году?!

 

С другой стороны, разработка региональных стратегий — не российское изобретение. В развитых странах подобные инструменты используются уже несколько десятилетий, причем плановый горизонт в 10—20 лет является типичным и для них. Например, в Японии система регионального планирования существует с 1962 года и подразумевает разработку десятилетних программ. С 2000 года и в Китае стало уделяться все больше внимания долгосрочным планам развития регионов. Вряд ли столь широкое применение этого инструмента было бы возможно при отсутствии реальных эффектов.

 

На самом деле даже значительные, но краткосрочные отклонения от прогнозных показателей при стратегическом планировании не столь критичны. Цикличность в развитии экономики означает, что в долгосрочном периоде незапланированное падение вполне может быть компенсировано периодом неожиданно бурного роста. К сожалению, задача прогнозирования кризисов вообще не решена экономической наукой, поэтому требовать ее решения на региональном уровне несерьезно. Таким образом, реальной задачей является не точное прогнозирование траектории экономического роста по годам, а максимально верное определение целевой точки на конец всего прогнозного периода.

 

При такой постановке задачи наиболее важным становится не подгонка текущих показателей под плановый результат за счет краткосрочных мер, а создание долгосрочных условий для стабильного роста. Именно это и является основным смыслом разработки региональных стратегий, если рассматривать их как реальный инструмент развития, а не как формальность.

 

Таким образом, если в стратегии заложены верные приоритеты, разумный план действий и адекватные конечные показатели, а руководство проявляет спокойствие и последовательность, то, несмотря на краткосрочные проблемы, регион будет постепенно продвигаться к намеченным целям.

 

Тут можно привести пример Белгородской области, в экономике которой высокий вес имеет все тот же металлургический сектор, сильно пострадавший от кризиса. Тем не менее в 2009 году промышленное производство здесь выросло на 5%. Существенный вклад в этот результат внесла многолетняя работа региональной администрации по диверсификации экономики, направленная, в частности, на развитие АПК и ИЖС. В результате пищевая промышленность в 2009 году дала прирост 21%, а ввод жилья населением — 13%.

 

Также стоит отметить еще один существенный момент. В кризисной ситуации региону можно рассчитывать не только на будущий цикличный скачок, который скомпенсирует неожиданное падение. В принципе есть возможность сглаживания конъюнктурных спадов за счет поддержки федерального центра. И ничего плохого тут нет. Это является одной из функций центральной власти. Главное, чтобы поддержка в кризисной ситуации оказывалась не бессистемно, а направлялась именно тем регионам, которые имеют четкие планы ее использования. В такой ситуации возвращение региона на стратегическую траекторию становится еще более реальной задачей.

 

Мировой опыт подтверждает эффективность такого подхода. Практически во всех развитых странах региональная политика представляет собой сочетание долгосрочных региональных планов и комплекса мер по поддержке отдельных регионов из центрального бюджета.

 

Например, действующая в Германии с 1969 года «Совместная задача для совершенствования региональных экономических структур» подразумевает централизованную помощь отдельным регионам, отобранным по прозрачным правилам. Такой план поддержки обновляется каждый год, но имеет четырехлетний горизонт, обеспечивающий предсказуемость для регионов. При этом происходит не просто перераспределение ресурсов, а оказывается поддержка конкретных проектов и направлений регионального развития.

 

Во Франции в 1982 году был создан механизм «Плановых контрактов», которые представляют собой соглашения на несколько лет между центром и регионом. Подготовка таких контрактов обычно занимает до двух лет, в течение которых префекты подготавливают планы развития и согласовывают их в рамках региона. Уже после этого контракт обсуждается с центральными властями.

 

Если же стабилизационных механизмов оказывается недостаточно, то у регионов есть возможность осуществить корректировку стратегии, что за последнее время уже сделали целый ряд субъектов Федерации. Даже в отсутствие масштабного кризиса такая корректировка целесообразна примерно раз в пять лет, так как за это время может заметно измениться ряд параметров.

 

Таким образом, при реализации региональной стратегии важнее не строгое соблюдение промежуточных показателей, а системное выполнение основных мероприятий. Тогда и конечные показатели будут более достижимыми.

 

 

оригинал статьи


Архив