Экспертный комментарий Дмитрия Жилякова «Невостребованная техника»

30.03.2010

   Прошлый год стал уникальным для производителей сельхозтехники. Объемы продаж отечественных машин в России в денежном выражении впервые превысили соответствующие показатели западных ($600 млн против $1 млрд). Закупки импортной техники упали в шесть, а российской – в два раза. Аналитики связывают тенденцию с отсутствием у аграриев достаточных оборотных средств и низкой доступностью кредитов.

   Минувший год был для отечественных машиностроителей, как и для многих других отраслей, одним из самых провальных. По данным Российской ассоциации производителей сельхозтехники («Росагромаш»), рынок новой сельхозтехники в России в условиях кризиса сократился в 3,5 раза по сравнению с показателями 2008-го – с $5,54 млрд до $1,59 млрд. Причем закупки импорта упали в шесть раз – с $3,6 млрд до $600 млн. А объемы приобретения аграриями отечественной техники на внутреннем рынке упали с $1,94 млрд до 1 млрд, то есть фактически до уровня 2006 года. Российские машиностроители сократили, в частности, выпуск комбайнов на 17,2%, тракторов – на 54%, сеялок – на 60,6%, культиваторов – на 52,3%. В целом, по оценке «Росагромаша», поставки отечественной сельхозтехники на внутренний рынок снизились на 45,1%.

   Тем не менее, как говорят в ассоциации, в отрасли наблюдался ряд позитивных факторов, в том числе рост числа новых моделей техники (на машиноиспытательных станциях в 2009 году было испытано 185 новых образцов против 148 в 2008-м) и снижение цен на машины – вплоть до 15%. Кроме того, после увеличения с начала 2009 года ввозных таможенных пошлин на комбайны с 5 до 15% было объявлено о шести новых инвестпроектах по производству зернокомбайнов на общую сумму порядка 25 млрд рублей. По оценкам «Росагромаша», благодаря поддержке со стороны премьера РФ Владимира Путина, который рекомендовал использовать средства региональных бюджетов на субсидирование сельхозтехники исключительно отечественного производства, «удалось избежать катастрофического падения закупок отечественной техники на внутреннем рынке». В результате в 2009 году доля российских сельхозмашин на рынке выросла с 35 до 62%, она впервые с 2004-го даже превысила импорт.

   В нынешнем году, согласно прогнозам «Росагромаша», в РФ отсутствуют предпосылки для подъема рынка из-за крайне низких цен на зерно и сохраняющихся высоких ставок по кредитам. Ожидается только рост доли импорта после отмены пятипроцентных ввозных пошлин на посевные и почвообрабатывающие машины в рамках Таможенного союза, а также начала субсидирования Сбербанком закупок белорусской сельхозтехники.

   Более того, недавно отечественные производители сельхозтехники обратились в правительство России, выразив озабоченность тем, что с 1 января 2010 года прекращено субсидирование аграриям процентов по вновь получаемым кредитам на приобретение сельхозтехники за счет федерального бюджета. Как следует из письма, всего требуется 3,5 млрд, которые, в свою очередь, позволят привлечь кредитов на сумму до 50 млрд рублей. «Идея прекращения субсидирования кредитов на закупку отечественной сельхозтехники в нынешней экономической ситуации абсурдна, – считают производители. – Она явно противоречит выбранному курсу на модернизацию страны и сельского хозяйства, принятым антикризисным правительственным мерам». Как констатируется в документе, из-за отмены субсидированных кредитов, низкой платежеспособности, высоких ставок на коммерческие кредиты и отсутствия оборотных средств предприятия АПК будут вынуждены свернуть инвестпрограммы по технологическому обновлению.

   Между тем консультант компании «Финансовый и организационный консалтинг» Дмитрий Жиляков уверен, что отмена федеральных субсидий на приобретение сельхозтехники не является «катастрофическим» решением для отрасли: «Во-первых, стратегические для сельского хозяйства субъекты федерации сохраняют региональные субсидии, которые, возможно, теперь значительно увеличатся. Во-вторых, сам по себе механизм субсидирования процентных ставок по кредитам не является ключевым фактором приобретения сельхозтехники или отказа от нее. Существенными факторами являются цена техники, наличие залога и величина процентных ставок по кредитам».

   Вполне понятным, по словам господина Жилякова, является интерес к разворачиванию производства продукции на территории России западных производителей – рынок емкий (степень износа парка техники у аграриев высок), а производство в России позволит сэкономить на ввозных пошлинах, транспортных издержках и оплате труда рабочих.

   Дмитрий Жиляков напомнил, что западные производители не теряют интереса к организации внутри России сборочных производств, очевидно, рассчитывая на восстановление экономики после кризиса. В Центрально-Черноземном регионе дальше всех продвинулась шведская компания Vaderstad, которая специализируется на выпуске техники для почвообработки и сева. Ее «дочка», ООО «Вадерштад-Лиски-Производство», уже приступила к созданию в Лискинском районе Воронежской области сборочной площадки. Компания реконструирует здание местного предприятия «Сельхозтехника» в Среднем Икорце (ранее там находилась мастерская по капитальному ремонту тракторов), где планирует осуществить проект оценочной стоимостью порядка 10-15 млн евро. Ежегодная мощность производства составит от 100 до 200 машин в год. Сборка техники, в том числе пневмосеялки Rapid, как ожидается, начнется уже осенью нынешнего года.

   То обстоятельство, что Vaderstad рассчитывает, организуя в России сборку техники, на отдаленную перспективу, подтверждают объемы ее продаж в стране в кризисном 2009 году. По данным «Росагромаша», компания практически покинула отечественный рынок. Если в 2008 году в стране было продано 200 машин Vaderstad, то в 2009-м – всего 24.

   Воронежской областью для размещения производства свеклоуборочной техники интересовалась германская компания Holmer Maschienenbau. С ее главой Людевигом Берндом недавно вел переговоры губернатор Алексей Гордеев. Как отметили в ООО «Холмер-Русь», российском представительстве Holmer, немцы уже давно приняли принципиальное решение о необходимости собирать в России свою технику, но обсуждаются разные варианты площадки. Вторая германская компания, Petkus Technologie, крупный производитель зерноочистительной техники, в свою очередь, проявляла интерес к особой экономической зоне «Липецк». А третья, Horsch, анонсировала планы по организации в Чаплыгинском районе Липецкой области сборки подвесной сельхозтехники. Кроме того, возможность полноценного производства комбайнов John Deere, в том числе на территории Воронежской, Липецкой и Орловской областей, в минувшем году изучала американская корпорация Deere&Company.

   Единственным исключением из общего правила, когда отечественный, а не западный производитель налаживает производство сельхозтехники в Центрально-Черноземном регионе, является ЗАО «Агротехмаш», бывшая структура ОАО «Кировский завод» (Санкт-Петербург). Больше года назад компания перевела свои мощности из Петербурга в Тамбов, где сейчас выпускает трактора под торговой маркой Terrion.

   Говоря о перспективах выхода в Россию Holmer Maschienenbau, эксперты подчеркивают, что в 2009 году ее импорт посевной техники сократился в четыре раза – с 8,5 до 2,1 тыс. единиц. Хотя ввозные пошлины на сеялки, в отличие от комбайнов, не менялись и составляли 5%, а с 1 января 2010-го снизились до символических 0,5%. В «Росагромаше» полагают, что ситуация обусловлена изменением политики господдержки АПК: компенсацию части процентных ставок по кредитам на покупку техники в 2009 году получали только сельхозорганизации, купившие машины отечественного производства. Впрочем, нормативных документов, устанавливающих необходимую степень локализации, в России нет. «По международным нормам в стране-производителе должно создаваться не менее 50% добавленной стоимости, – полагает гендиректор „Росагромаша“ Евгений Корчевой. – Ту же норму мы лоббируем для наших производителей. Сейчас нередки случаи, когда иностранные компании, организовав минимальную сборку, выдают себя за отечественных производителей и участвуют в государственных программах».

   Ведущий эксперт управляющей компании «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов, в свою очередь, уверен, что никто не станет выдавать иностранную технику за отечественную: «Иностранцы работают честно и не намерены завоевывать наш рынок незаконными методами». Интерес западных производителей к организации сборки внутри России господин Баранов объясняет тем, что много техники в стране нуждается в замене. Иностранцы, по его словам, вправе рассчитывать на определенную долю российского рынка, если смогут предложить аграриям качественную технику по разумным ценам.

   С ним согласился Дмитрий Жиляков: «Вряд ли желание выдать свою технику за российскую, чтобы попасть под программу субсидирования, стало решающим в планах западных компаний наладить производство своей продукции в России. Соответствующий фактор, конечно, учитывался, но главный мотив – снижение себестоимость машин».

Оригинал статьи


Архив