Экспертный комментарий Моисея Фурщика – Неустранимые перекосы

26.11.2009

Экономики регионов Черноземья по-разному отреагировали на кризис. Если Липецкая и Орловская области пережили серьезное падение валового регионального продукта (ВРП) и налогов, то их белгородские и воронежские соседи отмечают «позитивную стагнацию» экономпоказателей, а по ряду направлений – рост. Эксперты объясняют различия неодинаковыми исходными параметрами экономик, с которыми они входили в кризис.

РУХНУВШИЕ И УСТОЯВШИЕ В течение всего кризисного периода правительство России через Минрегион и Минэкономразвития неоднократно проводило мониторинг влияния неблагоприятного экономического фона на субъекты федерации. Официальные данные отводили Орловской области роль наиболее пострадавшей территории Черноземья. Там отмечалось резкое падение ВРП, обвальное снижение объемов промышленного производства и налоговых поступлений в региональный бюджет. Губернатор Александр Козлов весной констатировал, что промышленный спад составил 65% к показателям 2008 года, а его заместитель по финансовым вопросам Валентина Щипкова в конце октября обозначила влияние кризиса на регион в цифровом выражении. «В облбюджет мы недополучили более 2 млрд рублей по всем источникам поступлений. В результате были непрофинансированы многие перспективные социальные программы и ряд важнейших объектов капитального строительства», – заявила она. Эксперты соглашались с тревожными настроениями орловских чиновников, указывая на то, что сумма недопоступлений превысила пятую часть доходной части региональной казны.

Немногим легче пришлось Липецкой области. В структуре ее ВРП черная металлургия занимает более 30%, а в структуре всего промышленного производства – 60%. Падение спроса в отрасли приводило к затратным и рискованным остановкам доменных печей Новолипецкого металлургического комбината и критическому положению дел в ОАО «Липецкий металлургический завод „Свободный сокол“», специализирующемся на производстве чугуна. В ноябре акционеры «Свободного сокола» утвердили сделку по открытию кредитной линии Центрально-Черноземного банка Сбербанка России на 3,3 млрд рублей. Таким образом предприятие, загруженное на 60-70% мощности, пытается рассчитаться по долгам, составлявшим по итогам второго квартала 3,9 млрд.

В целом Липецкая область, только начавшая диверсификацию экономики, и Липецк, остающийся моногородом, столкнулись с резким снижением покупательского спроса населения, среднего чека в торговых сетях и смещением интересов потребителей в сторону дешевых товаров. Губернские власти не раз призывали крупнейших налогоплательщиков региона оптимизировать бизнес и быть более строгими с налоговыми расчетами.

Несколько иной картина оказалась в Белгородской области – с сильными промышленными и аграрными секторами. По данным областного комитета гостатистики, индекс промышленного производства в январе-сентябре 2009 года по сравнению с тем же периодом 2008-го составил 104,3%, за год аналогичный показатель увеличился на 21,5%. А аграрная отрасль, несмотря на объективные трудности и заявления многих сельхозпроизводителей, что им не пережить кризис, демонстрировала стабильный и значительный рост. «В случае, если господдержка окажется нерасторопной, недостаточной или неэффективной, мы столкнемся с волной банкротств, поглощений, сокращением посевных площадей и общих объемов производства чуть ли не по всем направлениям АПК», – прогнозировал в начале года депутат Госдумы, основатель группы компаний «Агрохолдинг» Александр Четвериков.Однако, по данным Росстата, в январе-сентябре всеми сельхозпроизводителями (включая население и фермеров) было реализовано на убой (в живом весе) 662,3 тыс. т скота и птицы (129,6% к тому же периоду 2008-го), в том числе птицы – 400,8 тыс. т (125,1%), свиней – 224,7 тыс. т (149,2%).

В итоге тревожные ожидания местных депутатов и экономистов о сложностях с исполнением региональной казной своих базовых обязательств и «концом белгородского процветания» не оправдались. При общей стагнации экономики отдельные отрасли как будто и не заметили, что вокруг них – глобальный экономический кризис. «За январь-июнь 2009 года по объему реализации свиней и птицы на убой (в живом весе) в сельхозорганизациях регион занял первое место в России, а по производству молока – второе место среди областей Центрального федерального округа (ЦФО) после Московской. На Белгородчину приходится 17,9% от общего объема мяса птицы в России и 45,5% – в ЦФО, удельный вес свинины составил 21,9 и 54% соответственно», – рассказали в Белгородском облправительстве.

А вот воронежская экономика реагировала на кризисные явления разнонаправленно. По итогам трех кварталов оборот предприятий составил 350,2 млрд рублей, что на 4,9% ниже показателя за аналогичный период минувшего года. Наибольший спад наблюдался в обрабатывающих производствах – 86,3 млрд рублей (или 86,8%). Оборот строительных компаний был на уровне 17 млрд (87,6%), у гостиничного и ресторанного бизнеса он снизился на 14,3%, а у предприятий, занимающихся операциями с недвижимым имуществом, – на 11,2%. Вместе с тем в ряде отраслей обороты, напротив, выросли. В частности, в АПК (38,2%), в сфере добычи полезных ископаемых (14,2%), в производстве и распределения электроэнергии, газа и воды (19,7%). Например, «Воронежрегионгаз» летом объявлял о планах по увеличению потребления газа в регионе с 5,5 до 8 млрд кубометров в год за несколько лет. Снижение промпроизводства было связано с остановками в начале года многих крупных предприятий («Амтел-Черноземье», Семилукский огнеупорный завод), в то время как в перерабатывающей и пищевой промышленности, напротив, был запущен целый ряд крупных проектов.

ТВЕРДЫЕ И ГИБКИЕ Эксперты выделяют сразу несколько причин диссонанса между регионами. Первой и главной они называют изначально большую разницу в предкризисной структуре региональных экономик. В частности, несмотря на все усилия липецких властей по развитию особых экономзон и созданию новых предприятий, структура основных производственных мощностей в области претерпела слабые изменения. «Как был Липецк преимущественно городом металлургов и их смежников, таким он и остался, – охарактеризовал ситуацию Дмитрий Баранов, ведущий эксперт управляющей компании „Финам Менеджмент“. – Разница между территориями Черноземья как раз и заключается в том, что Липецкая область с ее зависимостью от одной отрасли и Орловская с металлургией, машиностроением и промышленностью стройматериалов сильнее пострадали от кризиса, чем индустриально-аграрные Белгородская и Воронежская».

Управляющий партнер компании «Финансовый и организационный консалтинг» (ФОК) Моисей Фурщик считает, что основная причина в ориентированности тех же орловских и липецких производителей на выпуск товаров с высокоэластичным спросом, который в кризисный год закономерно «обвалился». «Потребители продуктов местной промышленности, составляющей ядро экономик обоих регионов, отказывались в первую очередь от товаров, закупка которых, грубо говоря, может подождать», – констатирует он. В качестве подтверждения господин Фурщик привел данные Росстата, согласно которым в структуре промпроизводства Орловской области на долю машиностроения и металлообработку приходится порядка 80%. «В условиях кризиса отрасль понесла одни из самых сильных потерь. Также следует отметить высокую зависимость орловских производителей от сырья, поставляемого из других регионов. Кроме того, сама продукция в основном не принадлежит к товарам повседневного потребительского либо стабильного производственного спроса», – добавил эксперт. Аналогичная ситуация и в Липецкой области: металлурги «завязаны», в частности, на автопром, который столкнулся с резким падением спроса, что повлекло за собой снижение оборотов и объемов выпуска.

«Прямо противоположные показатели мы видим в Воронежской и Белгородской областях, входивших в кризис с большим набором предприятий различных отраслей, в частности пищевой и фармпромышленности. Их продукция всегда характеризуется низкой эластичностью спроса, что позволяет им не бояться за его спад», – пояснил эксперт.

Наибольший удельный вес в структуре отгруженной промышленной продукции Белгородской области занимают обрабатывающие производства – 81,1%, в общем объеме которых 54,1% приходится на предприятия, занятые в пищепроме, 29,5% – металлургии, в том числе выпуске готовых металлических изделий. На предприятиях, специализация которых – добыча полезных ископаемых, всего 11,5%. «Таким образом, можно говорить о более широкой диверсификации экономики Белгородской области в отличие от той же Липецкой и устойчивости белгородских компаний к влиянию финансового кризиса на фоне орловских предприятий за счет их ориентированности на массового потребителя», – рассуждает Моисей Фурщик.

Позицию аналитиков разделяют и сами промышленники. Анатолий Чекменев, депутат Воронежской облдумы и основной владелец активов «Рудгормаша», неоднократно сетовал на снижение количества заказов для предприятия. Господин Чекменев констатировал почти двукратное падение объемов производства на предприятии: «Многим клиентам завода стало не до обновления дорогостоящего шахтного и горнорудного оборудования». Обратные тенденции отмечают руководители предприятий пищепрома. К примеру, производители растительного масла чувствуют себя относительно неплохо. По словам Романа Малова, председателя совета директоров группы «Маслопродукт» (включает маслозавод в Верхней Хаве Воронежской области), урожай подсолнечника текущего года превзошел все экспертные прогнозы. «Ожидалось, что из-за засухи в южных регионах может возникнуть дефицит сырья, однако хороший урожай в Черноземье, в том числе в Тамбовской области, где сборы составили небывалые 30 ц с гектара, исправил ситуацию», – рассказал господин Малов. Проблем с переработкой и сбытом готовой продукции топ-менеджер у «Маслопродукта» не отмечает.

«От еды человек не откажется никогда, в отличие от нового автомобиля, особенно если у него нет или мало денег. Те, кто работает на удовлетворение главных потребностей населения, ориентированы в первую очередь на внутренний потребительский спрос. Поэтому нет ничего удивительного, что крупные производители растительного масла и представители других отраслей пищепрома даже радуются экономическому кризису, который укрепил их позиции, ослабив конкурентов», – констатирует Дмитрий Баранов. Впрочем, финотчетность крупных пищевых холдингов нередко тоже демонстрирует негативную динамику. К примеру, чистая прибыль ОАО «Эфирное» (белгородская группа «Эфко») за девять месяцев 2009 года составила 9,9 млн рублей, что почти в 27 раз ниже аналогичного уровня 2008 года. Выручка компании, специализирующейся на производстве растительного масла и майонеза, также сократилась и после трех кварталов равна 8,9 млн рублей, тогда как год назад она оценивалась в 14,3 млн.

СЖАВШИЕСЯ И ВЫРОСШИЕ Исследование официальных статистических данных дает интересную и подчас неожиданную картину отдельных отраслей. Вместе с аграриями, которые жалуются на кризисные тенденции в отрасли, неоптимистичные прогнозы давали и участники рынка жилстроительства. Однако на фоне неутешительных ожиданий аналитиков относительно падения спроса на квартиры и нестабильности цены за квадратные метры, а также заявлений самих строителей о проблемах с открытием новых строительных площадок и завершением уже находящихся в работе, отрасль закончила в Черноземье первое полугодие 2009 года с системным ростом. Госкомстат РФ зафиксировал объемы строительства жилья на уровне 99,4% от 2008 года, в ЦФО показатель составил 108,5%. По данным Росстата, больше всех выделяются воронежские и липецкие компании, построившие соответственно на 118,2 и 130,4% больше площадей, чем за аналогичный период в прошлого года. В Тамбовской области результат составил 106,7%. Небольшой спад показали Курская (96,3%) и Белгородская области (94,6%). Самым сильным он оказался на Орловщине (70,8%). Впрочем, наблюдатели отмечают, что одной из причин столь резкого снижения стали внутренние административные и экономические проблемы у крупнейшего и доминирующего застройщика региона ОАО «Орелстрой». Региональные власти стремятся вернуть себе контроль над предприятием, а менеджмент сталкивается с рядом социальных проблем в уже построенных микрорайонах, что не позволяет ввести дома в эксплуатацию.

Отраслевые аналитики подчеркивают, что строители пострадали от кризиса по большей части в регионах с малоконкурентным локальным рынком. В качестве основного локомотива строительной отрасли Черноземья остается индивидуальное жилищное строительство (ИЖС). В Воронежской области ИЖС выросло в 1,7 раза, доля частных домовладений в общем объеме строительства в Белгородской достигла 66%. Но, по мнению Петра Панова, начальника отдела прямых инвестиций ООО «Инвестиционная палата» (Воронеж), индивидиальное жилстроительство следует оценивать с поправкой на временной лаг. «Увеличение его объемов, как мне представляется, объясняется тем, что в 2007 году, когда был пик цен на квартиры в многоэтажках, люди стали активнее вкладываться в возведение собственного жилья», – полагает господин Панов.

В то же время немаловажную роль в относительно неплохих показателях ИЖС играет национальный проект «Доступное жилье», в частности – специальные программы финансирования строительства жилья в сельской местности, а также падение цен на строительные материалы. Скажем, по словам Андрея Полещука из инвесткомпании «Брокеркредитсервис», средняя стоимость тонны цемента сейчас составляет 2,2 тыс. рублей, тогда как в докризисный период она была на уровне 4,5-5 тыс. Гендиректор Агентства строительной информации Евгений Ботка заметил, что, по прогнозу на 2009 год, потребление цемента в России не превысит 45-48 млн т – при том что в 2008-м оно было на уровне 60,1 млн, а в 2007-м – 59,4 млн. «За девять месяцев текущего года объем производства сократился на 35%, импорт вообще упал в несколько раз. Отечественные цементные заводы в настоящее время загружены только на 60-70% мощности. И в ближайшее время подъема в отрасли ожидать не стоит. По самым оптимистичным данным, оживление начнется не раньше 2011 года», – констатировал господин Ботка.

ПОДДЕРЖКА СВЕРХУ Эксперты и участники рынка признают меры господдержки, предпринятые региональными и федеральными властями, в целом положительно сказавшимися на экономике. В качестве примера они приводят все ту же Белгородскую область с ее программами по развитию АПК. В то же время многие регионы в той или иной степени испытывали трудности с получением средств инвестиционного фонда РФ на строительство инфраструктуры к различным проектам. В ноябре сразу двум крупным проектам Черноземья было отказано в финансировании. Правительственная комиссия отменила свое прошлогоднее решение о господдержке строительства ОАО «Липецкая ипотечная корпорация» микрорайона «Елецкий» и жилого комплекса на улице Кривошеина в Воронеже группой «Новые строительные технологии» (НСТ). В Минрегионе пояснили, что оба проекта отклонены как «недостаточно приоритетные». «Их инициаторам было предложено пересмотреть основные параметры объектов в сторону повышения их эффективности, чего так и не было сделано», – сказали в ведомстве.

Первый вице-премьер Воронежской области Александр Ганов объяснил, что в условиях кризиса приоритеты инвестфонда РФ изменились, поэтому шансов получить средства на проект группы НСТ у региона было крайне мало. «Нам пришлось выбирать между поддержкой индустриального парка „Масловский“ и строительством с нуля нового жилого комплекса на Кривошеина – при условии, что в Воронеже и так масса нереализованных квартир. Мы выбрали „Масловский“», – пояснил господин Ганов. Строительство инфраструктуры индустриального парка, территория которого находится на границе Семилукского и Хохольского районов, обойдется инвестфонду в 470 млн рублей.

Что касается проекта в Липецке, то, как уточнил заместитель гендиректора Липецкой ипотечной корпорации Сергей Носов, компания уже давно морально подготовилась к тому, что денег инвестфонда РФ не получит, поэтому решение федеральных властей неожиданным для компании не стало. «Ситуация на рынке недвижимости складывается так, что форсировать проект „Елецкий“ не имеет смысла, – пояснил господин Носов. – Мы сами отложили его на некоторое, пока неопределенное время и сосредоточились на работе по другому нашему крупному объекту – микрорайону „Университетский“».

Преуспели в сотрудничестве с инвестфондом тамбовские власти. В начале августа премьер РФ Владимир Путин подписал распоряжение, по которому из инвестфонда РФ будет выделено 881,9 млн рублей на инфраструктуру в рамках проекта «Первая очередь развития АПК Тамбовской области». Он включает, в частности, возведение сахарного завода и ряда свинокомплексов. Его общая стоимость превышает 14 млрд рублей.

Сами региональные власти зачастую используют такую меру поддержки, как приобретение проблемных предприятий, чтобы уже после завершения кризиса передать их новому эффективному собственнику. К примеру, Тамбовская обладминистрация выкупила у топ-менеджмента 75% акций ОАО «Котовский лакокрасочный завод». В качестве потенциальных инвесторов для предприятия назывались финские Tikkurila и Teknos. А Воронежское облправительство недавно завершило сделку по покупке 75% плюс одна акция ОАО «Семилукский огнеупорный завод» и 100% долей ООО «Семилукские огнеупоры» у подмосковного ООО «Принципал групп и Ко».

Другой эффективной мерой со стороны государства наблюдатели называют расширение и увеличение объемов госзаказа, в первую очередь для предприятий военно-промышленного комплекса, большинство из которых в Черноземье сосредоточено в Воронеже. В частности, здесь находится головной офис оборонного концерна «Созвездие», включающего 18 предприятий в регионах ЦФО. Вместе с тем эксперты неоднозначно оценивают усилия чиновников по развитию в кризисный период особых экономических зон и индустриальных парков. «Липецкие ОЭЗ федерального и регионального уровня показали себя довольно эффективным экономическим инструментом. В ОЭЗ промышленно-производственного типа „Липецк“ удалось привлечь инвестиции, там уже работает несколько заводов», – отмечает Моисей Фурщик. В 2010 году региональные власти ожидают закладки первого камня примерно в десять предприятий, среди которых СП по производству шин японских Yokohama Rubber Company и Itochu Corporation. В возведение завода на участке площадью 24 га, которое должно начаться в марте 2010 года, а завершиться в сентябре 2011-го, планируется инвестировать 4,8 млрд рублей. Как ожидается, к 2015 году в ОЭЗ будет свыше 50 резидентов, объем инвестиций составит около 150 млрд рублей, будет создано около 15 тыс. новых рабочих мест.

Впрочем, многие аналитики считают столь радужные прогнозы утопичными при нынешних тенденциях в экономике. «Подобные инициативы администраций – плохой метод противодействия кризису, их лучше отложить до более „тучных“ времен, в условиях которых они и задумывались», – уверен Дмитрий Баранов. По мнению господина Баранова, создание ОЭЗ или индустриальных парков было вызвано желанием губернских властей развивать экономически отсталые районы, создавать новые отрасли в условиях общего роста экономики. «Тогда были деньги, ресурсы, но главное – было желание инвесторов. Когда пришел кризис, многие компании стали спасать свой основной бизнес и заморозили все новые проекты. Многие из подобных начинаний, даже те, что находятся в полной готовности, или остановлены совсем, или же работают в несколько раз слабее своей мощности», – говорит эксперт.

«В целом шаги, предпринятые федеральными и местными властями, можно признать эффективными, потому что они выполнили свою главную задачу. Предприятия, получившие господдержку, выжили, работают, хотя, конечно, кризис потрепал их довольно сильно. Влияние государства на ситуацию не может быть признано вредным. Помогая предприятиям, оно не создало у них иждивенческого настроя и не привело к консервации ситуации, когда компании не желают ничего менять в своей деятельности, рассчитывая на такие меры помощи в дальнейшем», – отмечает господин Баранов. Моисей Фурщик увидел «другую сторону медали»: «Во многих отраслях было много широко освещавшихся планов и намерений по поддержке производителя. Они сыграли с ними дурную шутку: все расслабились, опустили руки, понадеявшись на скорую помощь, а она так и не пришла».

РАБОТА НА ПЕРСПЕКТИВУ Эксперты называют четыре параллельных пути для развития региональных экономик в краткосрочной перспективе. Речь идет об оптимизации и модернизации существующих производств, внедрении новых технологий и усилении маркетингового направления, развитии инфраструктуры на перспективу для привлечения инвесторов, в том числе и иностранных. Правда, на общее резкое облегчение экономической ситуации рассчитывать не приходится. Эксперты подчеркивают, что, к примеру, ситуация с банковскими кредитами продолжает оставаться тяжелой, несмотря на незначительное снижение ставок по займам. Поэтому производители должны искать резервы для роста у себя.

Аналитики, да и сами участники рынка в один голос утверждают, что кризис продемонстрировал одну из самых главных проблем российских, в том числе и черноземных, производств – низкую эффективность, ставшую следствием технической и технологической отсталости. По их мнению, даже в докризисный период рост, показанный отечественной экономикой, был экстенсивным и нестабильным. Он обеспечивался в большей степени наличием у производителей и инвесторов свободных прибылей для увеличения оборотов, выхода на новые рынки сбыта и реализации новых проектов. Однако вместе с обвалом спроса резко ужесточилась конкуренция, в которой многие российские и черноземные производители начали проигрывать из-за уступающих ценовых и качественных характеристик их продукции. По мнению экспертов, такую ситуацию можно переломить только с помощью внедрения инноваций. 

«Новые технологии жизненно необходимы, вместе с тем не стоит рассчитывать на быстрый эффект. Внедрение инновационных решений стоит довольно дорого, многим оно не по силам. В текущих условиях необходима помощь государства, которая должна заключаться в стимулировании спроса на инновации через налоговые преференции, ужесточение экологического законодательства и так далее. Сейчас же все действия государства направлены на стимулирование изобретателей, научно-исследовательских работ. Такой подход половинчат, ведь нужно подталкивать промышленников активнее пользоваться современными научными разработками», – уверен Моисей Фурщик. А Дмитрий Баранов, в свою очередь, предупреждает: «Новые технологии – вещь обоюдоострая – с одной стороны, они дают преимущество в конкурентной борьбе, но, с другой – на их внедрение нужны время и средства, что в нынешних условиях может быть недоступным для многих предприятий. Поэтому одинаково опасно и безоглядно их внедрять, и совершенно их игнорировать».

Региональные власти возлагают большие надежды на развитие инфраструктурных замыслов. Несмотря на спад активного интереса инвесторов, чиновники всех шести регионов Черноземья рассказывают, что у многих компаний, в том числе и у крупных международных холдингов, возрос интерес к долгосрочным (от десяти лет) проектам, связанным как раз с инфраструктурой и коммуникациями. Речь идет, в частности, о передаче в концессии бизнесу, к примеру, дорог или коммунальных активов. Эксперты призывают чиновников, несмотря на схлынувший инвестиционный поток, продолжать работать на повышение инвестпривлекательности регионов. «Если компании прямо сейчас не бегают по Черноземью с проектной документацией на заводы и фермы, ситуация вовсе не значит, что они не мониторят ситуацию. Просто крупные холдинги планируют развитие на многие годы вперед. Поэтому проекты, заявленные подобными инвесторами до финансового кризиса, скорее всего, будут реализованы, а вот новых крупных вложений ждать придется достаточно долго», – резюмировал Моисей Фурщик.


Архив