Высокое давление. Кризис провоцирует сборщиков долгов на экстремальные действия»

06.04.2009

Во многих провинциальных городах России прокуроры начали демонстративно пресекать незаконную, по их мнению, деятельность коллекторских агентств. Такой популистский шаг со стороны прокуратуры вполне закономерен: невозвращенных долгов становится все больше, профессиональные сборщики долгов – коллекторы – вынуждены прибегать к грубому давлению на «клиентов», а должники обращаются за помощью в правоохранительные органы и к консультантам-антиколлекторам. Интенсивность этой борьбы по мере развития кризиса будет только нарастать.

Полтора года назад на адрес главного редактора портала Research&Trends Дмитрия Фролова пришло письмо, где некие люди предлагали немедленно отдать долги Альфа-банку, «а не то хуже будет». Письмо содержало угрозы вызова в суд, наложения ареста на имущество и т. п. Послание было адресовано 23-летней дочери Дмитрия Фролова. В то время она была студенткой, зарабатывала мало и никаких счетов в банках не имела. На конверте стоял штамп «Кредит Экспресса». Позже пришло еще одно письмо, затем в квартире раздался звонок робота. Угрозы судебного разбирательства учащались. Что касается банка, то там подтвердили, что это «наши коллекторы». Как впоследствии выяснил «потерпевший», долг в сумме чуть более трех тысяч рублей рос в течение нескольких лет, складываясь из стоимости обслуживания некоего счета, открытого на имя дочери, и стоимости услуги «Альфа-чек» (SMS-сообщение при операции со счетом). Никаких денежных операций за все время с этим счетом не производилось, SMS не отправлялись, но деньги снимались. «Почему нельзя было просто раньше позвонить «должнику» и разобраться – непонятно. Нет, надо переуступить коллектору долг, теряя его часть при этом, и только тогда… И что тогда? Мое мнение об Альфа-банке сильно ухудшилось», – сожалеет Дмитрий Фролов. В итоге он внес деньги, чтобы «отвязались», и тут же подал претензию в банк. «Но еще долго после того, как сумма долга полностью была внесена в банк, мы получали угрожающие письма от коллекторов. Пришлось игнорировать», – добавляет Фролов.
Подобные случаи становятся все более частыми. Финансовый кризис привел к активизации деятельности сборщиков долгов – коллекторов. И чем активнее они работают, тем большее беспокойство среди населения вызывают их методы.

«Мы сделаем жизнь безрадостной!»


О «беспокойствах», производимых коллекторами, можно судить по тому, как вырос спрос на антиколлекторов – юристов-консультантов, становящихся посредниками в переговорах между должниками и сборщиками долгов, «демпфирующих» наиболее болезненные акции последних и добивающихся реструктуризации долга. Например, поток обращений граждан в агентство ONLYWAY вырос с 30 – 60 звонков в день в июне прошлого года до 500 звонков в минувшем марте. За 3 недели существования сайта компании «Кредит Консалтинг» его посетило более 700 человек. Если до декабря 2008 года количество запросов об аниколлекторской деятельности в «Яндексе» варьировалось от 60 до 80 в месяц, то в январе это число возросло до 1,5 тысячи.
На первый взгляд, коллекторы ничего плохого не делают. Они просто звонят по телефону. «Именно во время телефонных переговоров специалисты агентства стараются убедить должника погасить долг. Благодаря искусству ведения переговоров, умению выслушать, объяснить и убедить, «обзвон» превращается в эффективный метод работы», – говорит генеральный директор ЗАО «Секвойя Кредит Консолидейшн» Елена Докучаева. Однако, по мнению директора ООО «Юр. Служба» Legal Service ONLYWAY Андрея Власса, некоторые коллекторы попросту «кошмарят» клиентов. 
«Психологическое давление выражается в регулярных звонках на домашний и мобильный телефоны с требованием вернуть долг, SMS-сообщениями примерно следующего содержания: «К вам выезжает мобильная бригада. Готовьтесь», – рассказывает Оксана Архипова из компании «Кредит Консалтинг». Практикуются также выезды на работу к должнику с показательными заявлениями перед сотрудниками: «У вас работает мошенник! Он взял кредит и не отдает его. Объявите ему бойкот! Увольте его с работы!»
Визиты домой, обзвон соседей и сообщения, порочащие репутацию человека, – все эти действия направлены на дестабилизацию психики должника. Эту стадию коллекторы называют «просветительско-профилактической». Практика показывает, что у большинства неплательщиков при правильной «загрузке» появляется желание избавиться от нападок коллектора путем увеличения долга перед соседями, друзьями и сослуживцами – они все-таки бить не будут.
Антиколлекторы рассказывают, что против должников работают мобильные выездные бригады из бывших сотрудников правоохранительных органов с соответствующими удостоверениями. Они приезжают к клиенту банка и делают внушение без рукоприкладства. Самым невменяемым делают «темную», по ночам протыкают колеса автомобиля, разбивают лобовое стекло или жгут машину. Тем, у кого нет ценных «предметов обихода», просто дают визитные карточки с надписями типа «шутки кончились», «долги возвращают все» и «теперь вы – наш», а соседям рекомендуют читать некрологи в газетах. 

«Да, мы это делаем»


На вопрос, кто же из коллекторов нарушает закон, применяя к должникам жесткие методы, Андрей Власс ответил: «Все!» И прислал в редакцию составленный юристами по результатам поиска в сети Интернет список из почти тысячи коллекторских организаций, среди которых наиболее известные и крупные – «Секвойя», «Пристав» и «Русбизнесактив». Эксперт назвал входящие в этот список компании «серьезной силовой структурой, оказывающей психологическое давление на граждан, взявших кредит в банке». Правда, генеральный директор компании «Финансовый и организационный консалтинг» (ФОК) Давид Бенашвили уверен, что крупные и известные агентства, для которых важнее всего репутация, стараются максимально следовать законодательству. Более того, многие из них сами пытаются удержать коллег от крайностей. «Да, был случай, когда коллекторское агентство рассылало конверты с черепами. Но мы их предупредили, чтобы больше они не портили репутацию нашего бизнеса», – рассказывает Валерий Кардашов, вице-президент Ассоциации по развитию коллекторского бизнеса, гендиректор банковско-коллекторской компании «Долговой эксперт».
Иногда коллекторы и сами не скрывают своей изощренности в психологическом давлении. «Вернуть долг – наша главная цель. В нашем арсенале – специальная система жестких и действенных методов. О должнике мы узнаем все: полный психологический портрет, тайные активы должника и активы его родственников, на которые можно обратить взыскание. Мы применяем конкретные технологии воздействия и оказываем на должника психологическое давление: звонки, встречи, манипуляции, НЛП – и если надо, мы сделаем жизнь должника «безрадостной», – такую саморекламу можно увидеть на сайте Службы возврата долгов (http://www.svd.ru). В Сети также можно прочесть, что в арсенале приемов, используемых сотрудниками агентства «Русбизнесактив», есть и такой: если должник не идет на контакт и отказывается открывать дверь, сотрудник агентства звонит к соседям и просит передать, что такой-то приходил за долгом.
Как полагает Андрей Власс, на каждое коллекторское агентство приходится как минимум 1 – 2 заявления в милицию. «Могло бы быть гораздо больше, но люди боятся и не пишут», – говорит он. Но даже если жалоба на действие коллекторов поступает, как правило, делу не дают ход, поскольку бывшим милиционерам, работающим в коллекторском агентстве, легко договориться с коллегами. «Они дела закрывают, я не знаю ни одного случая, когда был бы результат», – уверяет Власс.
«В отношении нас дважды подавались заявления, и в обоих случаях после проверки прокуратурой вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела», – поделился замдиректора коллекторского агентства «АКМ» Александр Щербаков. Следует иметь в виду и специфику работы: одни и те же фразы, одни и те же действия разные должники воспринимают иногда диаметрально противоположно. «Если я и мои коллеги будут названивать вам 7 – 8 дней подряд, несколько раз приезжать на работу, домой, общаться с соседями, заваливать SMS, вы расстроитесь, будете нервничать, звонить мне, ругаться. Но в глубине души понимаете, что мы правы, потому что вы взяли деньги и их не отдаете. Кто-то полагает, что мы ущемляем его законные права и интересы, нарушаем требования Конституции и чего-то еще, и обращается с заявлением в правоохранительные органы», – продолжает Щербаков. По его заверению, данные методы не применяются к объективно неплатежеспособным должникам. Такого рода агрессивная политика взыскания направлена на тех должников, про которых с определенной долей уверенности можно сказать, что деньги у них есть, а вопрос погашения задолженности перед банком – это вопрос их приоритетов: купить страховку на машину, отправить любимую тещу в санаторий или рассчитаться с банком. «Если мы оставим должника без нашего пристального внимания на срок более 5 – 7 дней, то фактически взыскание начинается заново. Весь смысл политики взыскания заключается в создании вокруг должника атмосферы дискомфорта и внушении прямой логической связки: когда происходит погашение – возвращается чувство душевного равновесия и спокойствия», – прямо признает коллектор.

Должник и закон
Вот неполный список статей УК РФ, под которые, по мнению антиколлекторов, подпадают действия коллекторских агентств: вымогательство (ст. 163), клевета (ст. 129), оскорбление (ст. 130), психологическое расстройство (ст. 111) и, наконец, доведение до самоубийства (ст. 110). А уж главу 19 «Преступление против конституционных прав и свобод человека и гражданина» Уголовного кодекса коллекторские агентства нарушают полностью.
«В статье 10 Гражданского кодекса есть такое понятие, как злоупотребление правом. Пока к коллекторским агентствам эта статья не применялась, но я думаю, что в данном случае ее можно применить. С точки зрения гражданско-правовой ответственности такие действия являются злоупотреблением правом», – уверен Омар Гаджиев, управляющий партнер компании Panorama Estate. По его мнению, противостоять коллекторам надо с помощью закона: «Когда коллекторы вам звонят по телефону, то пусть представятся. Вы подаете на имя взыскателя иск в суд, в котором указываете, что данное лицо в порядке осуществления взыскания злоупотребляет своими правами и причиняет вам следующий моральный вред. Далее вы перечисляете его действия (можете приложить диктофонную запись звонков или любые другие доказательства), указываете свидетелей, требуете запретить подобные действия и компенсировать вам моральный вред».
Да и сами банки, продавая долги сторонним организациям, по мнению юристов, тоже нарушают законодательство, в первую очередь банковскую тайну. «Из всех банков только Сбербанк работает абсолютно законно, «по-советскому» – через судебные решения», – отмечает Андрей Власс. Кроме того, некоторые кредитные организации используют продажу долга «в долг», что также запрещено законом. Так, юристы ONLYWAY столкнулись с тем, что кредиты, некогда полученные в 1-м ОВК, при реорганизации его в Росбанк были почему-то проданы новой организации, причем «в долг» – с рассрочкой платежа. В соответствии с законом суд признал такой договор недействительным.
Вообще, нынешняя судебная практика показывает, что правда на стороне должника. Конечно, вас не освободят от уплаты долга, но судья, как правило, пересматривает сумму штрафов и пеней за просрочки в сторону уменьшения или может вовсе их снять. Судебное решение – основной инструмент защиты от произвола коллекторов: взыскание долга, даже если им занимается коллекторское агентство, в принудительном порядке по решению суда возможно только при участии пристава. Деятельность судебных приставов более прозрачна, они действуют в рамках закона «Об исполнительном производстве», полагает Омар Гаджиев. Имея на руках исполнительный лист по взысканию долга, вы можете написать заявление в службу судебных приставов о том, что все свои действия по погашению долга будете проводить только через ее сотрудников. И если судебные приставы вышли за правовое поле, то вы имеете право обжаловать их действия.

Жириновский не помогает


Впрочем, коллекторов можно понять – должники бьются с ними со всей энергией и изобретательностью людей, не желающих расставаться с деньгами. Иногда должники сами располагают административным ресурсом. В последнее время участились случаи коррупционного противодействия обоснованному взысканию долгов. На эту тему Коллекторская экспертная сеть (проект Ассоциации по развитию коллекторского бизнеса) провела опрос, согласно данным которого коррупционное противодействие чаще всего встречается при взыскании крупных долгов организаций. При этом используется административное давление в различных формах. Коллекторы сталкиваются с «коррупционно обусловленным» бездействием правоохранительных органов, получают подкрепленные административным ресурсом «советы» прекратить взыскание. Иногда против сотрудников, проводящих взыскание, или руководства коллекторского агентства даже возбуждаются «заказные» дела.
Организаторы опроса приводят конкретные примеры уклонения от возврата долга. В частности, речь идет о делах Николая Лифанова, экс-ген директора объединения «Прогресс» (долг более 400 млн руб.), Константина Лукина, депутата Архангельского областного собрания, координатора ЛДПР в регионе (долг около $50 тыс.), Андрея Бодаговского, депутата Астраханской гордумы (долг почти 13 млн руб.), Владимира Дейнеко, руководителя кредитного союза «Виват», город Ангарск (долг 7,5 млн руб.) и других. По словам Дмитрия Жданухина, руководителя Центра развития коллекторства, с просьбой посодействовать и оказать влияние на Константина Лукина коллекторы обращались даже к бессменному главе ЛДПР Владимиру Жириновскому. Однако реакции не последовало, хотя обычно руководители политических партий принимают меры в отношении своих подчиненных, чтобы сохранить имидж организации.
Кого в этой невидимой войне должно поддерживать государство, не совсем ясно. С одной стороны, без существования механизма взыскания долгов не может работать система кредитования – двигатель развития экономики. С другой стороны, странно легитимизировать агрессивные методы воздействия, имеющие признаки запугивания – а там, того гляди, и доведения до самоубийства. 
Именно поэтому в конце февраля Генеральная прокуратура РФ поручила своим региональным подразделениям усилить надзор за деятельностью организаций, оказывающих услуги по возврату долгов. По информации ФССП, поступившей в Генпрокуратуру, повсеместно в регионах участились случаи грубых нарушений законодательства, противоправных действий по отношению к должникам. Так, во Владимирской области Ковровская городская прокуратура пресекла деятельность агентства «Коллекторская служба», работающего в интересах управляющей компании «Ковровтеплострой». Выяснилось, что сотрудники агентства в течение 2008 года неоднократно рассылали гражданам-должникам уведомления о необходимости немедленного погашения задолженности. При этом письма сообщали о намерении передать соответствующие материалы в органы внутренних дел для проверки и содержали угрозы насильственного привода к следователю.
Прокуратура Центрального района Барнаула и местный Роспотребнадзор пресекли незаконную деятельность коллекторского агентства «Акцент ЮСБ». Оно оказывало давление на клиентов одного из банков – вплоть до истребования объяснений по факту задолженности и покушения на право должников на личную и семейную тайну. Незаконные методы воздействия на людей, имеющих задолженность, применялись также в Омской, Пензенской, Самарской и Челябинской областях. Нередко коллекторские агентства в нарушение закона берут на себя даже функции органов госвласти: ограничивают выезд должников за границу, размещают в средствах массовой информации якобы от имени службы судебных приставов объявления о розыске задолжавших граждан подразделениями внутренних дел. Такие случаи установлены, например, в Читинской области и Алтайском крае.
«Мы пообщались с коллегами из прокуратуры города, и, по их словам, никаких конкретных указаний пока не поступало», – удивляется Александр Щербаков. А удивляться есть чему. Тем более что правовое поле, в котором работают коллекторы, очень размыто – Гражданский и Гражданский процессуальный кодексы, законы о приставах и об исполнительном производстве, Уголовный кодекс, УПК, закон «О защите прав потребителей» и так далее. Проверок в целом никто не боится, ведь зачастую это достаточно формализованный процесс, в основном касающийся документов.
Может быть, положение поправит недавно разработанный Национальной ассоциацией профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) законопроект о коллекторской деятельности в РФ, пытающийся регулировать все стороны работы взыскателей, в том числе и ее этические аспекты. Документ запрещает коллекторам беспокоить должников с 23 вечера до 6 утра, использовать оскорбительные слова и выражения ненормативной лексики, унижать честь и достоинство людей. Коллекторы не могут использовать запрещенные законом методы взыскания задолженности, причиняющие вред жизни, здоровью или репутации должника. Также взыскателям запрещается размещать на конвертах уведомлений о задолженности информацию о долге и устрашающие рисунки. Кроме того, коллекторы не должны представляться должностными лицами органов власти и использовать их форменную одежду и знаки отличия.
Однако руководитель агентства «Кредит Консалтинг» Оксана Архипова считает, что данный законопроект никогда не будет принят, потому что вся деятельность коллекторов построена исключительно на жестком психологическом прессинге должника, связана с несанкционированным вторжением в его личную жизнь, нарушением деловой репутации и балансирует на грани нарушения закона. «Любой закон, оправдывающий подобную деятельность, будет противоречить нормам Конституции РФ и не имеет права на существование», – полагает эксперт.


Источник


Архив