Главные новости

18 октября 2019 В журнале «Вестник экономики» вышло интервью Моисея Фурщика «На расширение деятельности ЕАЭС больше всего влияет прямое вступление новых членов»

4 октября 2019 Вышли комментарии Моисея Фурщика о том, с чем связан бурный рост индустриальных парков, в свежем номере журнала «Деловая репутация»

4 октября 2019 ММТП совместно с ФОК и московскими художниками создали гигантское панно «Врата в Арктику»

3 октября 2019 Компания «Финансовый и организационный консалтинг» и ООО «ДИАНЕЖ-Р» подписали соглашение о сотрудничестве в сфере развития индустрии туризма

1 октября 2019 На форуме «Евразийская неделя» обсудили перспективы расширения экономических аспектов гуманитарного сотрудничества в рамках Евразийского экономического союза

26 сентября 2019 Компания ФОК принимает участие в крупнейшем международном деловом форуме на пространстве ЕАЭС – Евразийской неделе

Все новости

Пора меняться

09.02.2009

Дефицит ликвидности приводит к изменению классической формулы «ТДТ» — «товар — деньги — товар». Если «Д» в дефиците, не остается ничего лучшего, чем переходить к длинным цепочкам «Т — Т — Т…», чтобы в финале получить искомые «Д».


Мировая экономическая теория давно приняла за аксиому: если объемы бартерных операций в реальном секторе начинают превышать 10–15%, с высокой долей достоверности можно говорить о наличии кризисных явлений. Верно и обратное: экономические кризисы приводят к всплеску меновых операций. 

В 90-е годы объемы бартера в реальном секторе российской экономики зашкаливали. Еще недавно мало кто верил, что эти времена когда-нибудь вернутся. Но жизнь рассудила по-своему. Сегодня руководителям многих предприятий приходится всерьез рассматривать подобную альтернативу и снова выстраивать бартерные схемы в соответствии с существенно изменившимся законодательством. А что прикажете делать, если денег нет и не предвидится, крепкие прежде партнеры выбывают из игры, а на руках у вас — тонны закупленной или произведенной продукции? Вот только прежние навыки выстраивания многоходовых обменных операций оказались изрядно подзабытыми. Этим обстоятельством готовы воспользоваться создатели товарных бирж и бартерных центров новой формации. Что же касается ограничений, то Моисей Фурщик, управляющий партнер компании «Финансовый и организационный консалтинг», предупреждает: «Бартерные схемы категорически противопоказаны в одном случае — если в бизнес-схеме задействованы госструктуры. Расчеты с государством по бартеру открывают бескрайние просторы для злоупотреблений и коррупции».

По расчету или по любви

Общие контуры правового статуса бартерных операций закреплены в Гражданском и Налоговом кодексах РФ. Главное требование: цены на товары и услуги, обмениваемые на бартерной основе, должны быть сопоставимы, а от участников таких сделок требуется своевременная уплата налогов. 

Директор группы компаний «Априори» Константин Заостровцев вспоминает, как в прошлом году снял по бартеру новый офис: «Передо мной стояла задача обеспечить помещением новое подразделение при минимальных финансовых затратах. В ходе переговоров с управляющими одного из бизнес-центров я предложил им создать сайт в счет аренды — и получил согласие!» Сопоставимы ли с точки зрения закона разработка веб-сайта и аренда офисных площадей? Жестких требований для таких случаев не предусмотрено. К тому же ценность объектов меновой торговли — параметр весьма субъективный. Главное, напоминают специалисты по налоговому администрированию, — тщательно фиксировать в договорах стоимость обмениваемых товаров и услуг, сроки выполнения сторонами взятых на себя обязательств и порядок перехода прав собственности. Чаще всего право собственности переходит к приобретателям в момент передачи товаров, после чего обе стороны начисляют НДС.

— Для нас бартер — это в первую очередь возможность увеличить сбыт и расширить клиентскую базу, — говорит коммерческий директор типографии «РЭС Графикс» Игорь Афанасьев. — Не всегда ведь удается работать с клиентом «за деньги». А по бартеру — в самый раз. Бартер никогда не был для нас основным каналом сбыта. Но с его помощью можно решить множество задач. Например, получить в рамках такого обмена товар или услугу немного дешевле — до 30%.

Увы, столь высокая эффективность бартерных операций достижима лишь в отдельных случаях. Вынужденная меновая торговля, как правило, сопровождается высокими издержками. Владелец строительной компании «Всеслав» Сергей Каменев вспоминает, как в 90-х ему приходилось менять стиральный порошок на трубы, а затем совершать аналогичные манипуляции с массой других товаров: «Иногда, прежде чем получить деньги, приходилось осуществлять до десяти бартерных операций. Потери оказывались порой просто катастрофическими».

Скованные одной цепью

В августе 2008 года одного из первопроходцев российского бизнеса новой волны, создателя биржи «Алиса» Германа Стерлигова, озарило: товарные цепочки способны спасти мировую экономику, погрязшую в пучине кризиса ликвидности! 

Антикризисный расчетно-товарный центр «Алиса», образованный Стерлиговым в конце декабря прошлого года, быстро набрал обороты: около двадцати сотрудников (часть — из «старой гвардии», часть — активная «молодежь»), офис в деловом центре столицы и база из нескольких десятков тысяч контактов. Заявку на вступление в систему можно оставить прямо на сайте или подъехать в офис для беседы с менеджером. После проверки заявка попадает в базу данных и включается в увлекательный процесс автоматического формирования цепочек. Если предложенный вариант по каким-то причинам не нравится клиенту — машина мгновенно подбирает другой. Дальше одно из двух: либо одна из бартерных комбинаций все-таки устроит участников, либо… придется искать иные пути обмена имеющегося товара на деньги. (Подробнее об этом проекте читайте на стр. 26 в интервью Германа Стерлигова.)

Бартер, разумеется, не идеальная схема. В противном случае деньги не оказывались бы столь важным элементом в обороте создаваемой стоимости. «При бартере, — говорит Стерлигов, — больше головной боли для менеджеров, чем при прямых продажах. Зато не надо унижаться перед банками и тратить полжизни на получение кредита. В бартерных цепочках нужно в шесть раз меньше денег. А значит, в условиях дефицита денег они используются в шесть раз эффективнее».

Кстати, Стерлигов далеко не единственный, кто пытается сегодня ковать бартерные цепочки. Вот и система «Росбартер» обещает предприятиям России «в условиях экономического кризиса сохранить объемы производства, увеличивать товарооборот, оптимизировать налоговое бремя, производить расчеты без денег — что особенно важно при недостатке ликвидности». Вступительного взноса здесь нет: участнику достаточно скачать с сайта программу, установить ее на свой компьютер, освоить нехитрый интерфейс и заполнить пользовательское соглашение. Стоимость установки программы на один компьютер — 150 рублей, обучение обходится в 250 рублей за час, а первые три операции бесплатны.

Можно ли доверять ресурсам такого рода? Представители «Росбартера» уверяют, что достоверность сведений, указанных в лотах, гарантируют агенты и брокеры. Агенты ищут и привлекают новых пользователей, вводят в систему их предложения, ведут «своих» клиентов и получают комиссию в размере 10% от суммы осуществленных сделок. Проще говоря, как и обычные менеджеры по продажам, брокеры с агентами нацелены на результат — реальные контракты. Именно с них они и кормятся. Тем более что с января 2009 года за подключение к «Росбартеру» в качестве агента, а также за обучение основам этой работы взимается плата — восемь тысяч рублей. Входной билет для брокеров много дороже, поскольку они сами по себе считаются более «серьезными» элементами системы. Это уже не частники, а индивидуальные предприниматели или ООО — с офисом, стационарным телефоном, не менее чем одним сотрудником, постоянным доступом в Интернет и подтвержденной в отчетах эффективностью работы. То есть полноценный партнер системы. Брокер самостоятельно строит бартерные цепочки из более чем двух звеньев, приглашает в систему новых клиентов и имеет доступ к полной базе данных. За право пользоваться ресурсами информационной системы от брокера требуется в разовом порядке внести 50 тысяч рублей и подписать обязательство обеспечить ежемесячный оборот по сделкам клиентов, превосходящий 1 млн рублей. Зато и комиссионное вознаграждение брокера составляет уже 20% от каждой сделки. К концу января в базе данных «Росбартера» обнаруживалось около полутора сотен лотов и примерно столько же пользователей. 

А вот европейцам заново создавать бартерные центры нет нужды: в Старом Свете давно действует система Eurobarter, услугами которой пользуется около 18 тысяч компаний. Площадка эта ориентирована на малый и средний бизнес, а потому пользуется постоянной поддержкой властей. 

Факт остается фактом: бартер не просто набирает силу, но и существенно эволюционировал по сравнению с дремучими девяностыми. По крайней мере, сегодня это не столько толпы посредников, дерущихся за каждую копейку, сколько информационные технологии и автоматизация. Независимые исследования подтверждают, что интерес к бартеру в России снова растет. Однако те же источники признают: предпринимателей такая перспектива совершенно не устраивает. И чем быстрее мы вернемся к традиционной формуле, затверженной на лекциях по политэкономии, тем лучше.

 

Источник


Архив