Инвестиционный фонд и финансовый кризис

20.01.2009

Сохраняются ли перспективы у инструмента роста?

1. Соблазн для экономии
В последнее время все активнее обсуждаются предложения по ликвидации или существенному ограничению масштабов использования Инвестиционного фонда РФ в условиях надвигающегося бюджетного дефицита.
Действительно, этот инструмент государственно-частного партнерства (ГЧП) был создан в период нефтяного благополучия. Средства в Инвестиционный фонд перечислялись за счет сверхдоходов от экспорта российских энергоносителей и были предназначены для реализации масштабных инфраструктурных проектов – строительства дорог и инженерного обустройства новых промышленных площадок.
Теперь же инвестиционная активность частного сектора резко сократилась, а государственные средства потребовались для реализации антикризисного пакета мер. В таких условиях правительство, естественно, активизировало усилия по поиску источников экономии бюджетных ресурсов. 
Расходы Инвестиционного фонда при этом не относятся к жизненно необходимым, так как не являются ни формой социальной поддержки населения, ни ресурсами для обеспечения национальной безопасности, ни инструментом спасения компаний от банкротства. На первый взгляд, проекты Инвестиционного фонда вполне можно отложить до лучших времен, в сэкономленные средства направить на решение неотложных проблем.
Критики приводят и другие аргументы: сложную процедуру отбора проектов, значительные задержки с выделением бюджетных средств в рамках уже принятых решений, относительно низкую эффективность государственных инвестиций в целом. Кроме того, растут сомнения в способности частных компаний, участвующих в проектах Инвестиционного фонда, выполнить свою часть обязательств, учитывая кризисную ситуацию на финансовых рынках. 
Однако более внимательный анализ ситуации позволяет сделать совершенно иные выводы.

2. Антикризисные альтернативы
Наиболее очевидными альтернативами Инвестиционному фонду является использование бюджетных средств для увеличения ликвидности и устойчивости банковской системы, для покупки акций компаний на фондовом рынке и для кредитования реального сектора. Именно по этим направлениям пока осуществляются основные антикризисные расходы государства. Конечно, все эти меры нужны, но они не являются исчерпывающими, и не всегда достаточно эффективны.
Следствием прямой «накачки» ликвидностью банковской системы явилось, прежде всего, падение курса рубля, что при продолжении тенденции может привести к отрицательным социальным эффектам. Ограничить скупку валюты в такой ситуации весьма сложно, так как всегда будут находиться обходные пути. Введение жестких требований к банкам по кредитованию реального сектора могут привести к неэффективному расходованию средств или их выводу за границу получателями кредитов.
Кроме того, масштабные операции по спасению проблемных банков часто могут покрывать предшествующие злоупотребления их владельцев. Не исключено, что значительная часть сложностей некоторых санируемых банков обусловлена выводом активов в интересах их менеджмента и акционеров. В такой ситуации вполне объяснима готовность владельцев продать разоренный банк по символической цене. Но принимая на себя проблемы одного нечистоплотного банкира, государство может спровоцировать и других на осуществление подобных операций.
Покупка акций на фондовом рынке дает гораздо меньше возможностей для злоупотреблений. Однако в этом случае прямое влияние на ситуацию в экономике не очень велико. Государство, фактически, дает возможность финансовым инвесторам выйти из российских активов по лучшей цене. Скорее всего, большая часть вырученных такими инвесторами денег пойдет не в реальную экономику, а переместится на зарубежные финансовые рынки. При этом стоит отметить, что выделенные государством 175 млрд. рублей составляют менее 2% капитализации российских публичных компаний. 
Таким образом, скупка акций Внешэкономбанком не способна переломить ситуацию, а лишь позволяет избежать возникновения излишне панических настроений на фондовом рынке.
Кредитование реального сектора государством через тот же Внешэкономбанк, в принципе, позволяет разрешить наиболее проблемные ситуации, спасти ряд российских компаний, испытывающих временные трудности. Но при этом отсутствуют четкие критерии отбора предприятий и определения конкретных параметров поддержки. Важным фактором является степень влиятельности конкретных руководителей компаний и административный вес соответствующих отраслевых ведомств. В такой ситуации доступ к государственным средствам может стать важнейшим инструментом борьбы с конкурентами, что вряд ли повысит эффективность российской экономики в целом.
Таким образом, рассмотренные антикризисные инструменты помимо очевидных преимуществ имеют и ряд негативных сторон: огромный объем необходимых бюджетных средств, увеличение давления на рубль и расширение возможностей для вывода капитала из России, ухудшение конкурентной среды и угроза перераспределения собственности в пользу не самых эффективных компаний. 
На этом фоне Инвестиционный фонд РФ имеет ряд важных преимуществ. 
Распределяемые из него средства прямо направляются в инфраструктурные проекты, что почти исключает возможности вывода их за рубеж и ограничивает негативное воздействие на инфляцию.
Масштаб затрат Инвестиционного фонда РФ не сопоставим со стоимостью антикризисных мер. До сих пор финансирование из средств фонда не превышало 100 млрд. рублей в год, причем прогнозы на 2009 год также не сильно превосходят этот уровень. Такие суммы несущественны по сравнению с триллионами рублей, выделяемых государством на финансовую стабилизацию, поэтому Инвестиционный фонд вряд ли стоит рассматривать как серьезный резерв для экономии бюджетных средств.
Процедура отбора проектов для Инвестиционного фонда, хотя и имеет определенные недостатки, но существенно ограничивает возможности для субъективизма.
Финансирование из средств фонда осуществляется строго целевым образом на основании утвержденной проектной документации и инвестиционных соглашений, подписанных всеми участниками каждого проекта ГЧП. Это резко уменьшает потенциал для злоупотреблений.
Проекты Инвестиционного фонда предусматривают привлечение на каждый рубль бюджетных средств порядка 2,5 рублей частных инвестиций. При этом почти во всех случаях отказ государства от софинансирования приведет к остановке проектов.
В целом, Инвестиционный фонд может сыграть существенную роль в реализации государством антициклической политики. Практически общепризнано, что в период экономического спада именно бюджетные инвестиции могут играть ключевую стабилизирующую роль и закладывать фундамент для будущего роста. Особенно, это касается инфраструктурных вложений. Этот тезис признается даже в бастионе экономического либерализма – в США. Масштабные инвестиции в инфраструктуру способствовали преодолению депрессии при президентах Ф. Рузвельте и Д. Эйзенхауэре. Важная роль отводится им и в антикризисной программе Б. Обамы.
Кроме того, в нынешней ситуации исчезает основной недостаток использования Инвестиционного фонда – риск вытеснения частных инвестиций государственными.
То есть более актуальным в кризисных условиях может быть вопрос увеличения размера Инвестиционного фонда, а не его заморозки. Но это не исключает необходимости значительной оптимизации существующих процессов.



3. Резервы для оптимизации
Правительством РФ уже отмечена целесообразность ревизии одобренных проектов Инвестиционного фонда на предмет их актуальности в текущих условиях. Действительно, ряд ранее принятых проектов имеет малую социальную значимость, либо может столкнуться с отказом от финансирования со стороны частного бизнеса. 
Но при этом важно четко определить критерии такой экспертизы. Представляется, что целесообразно учитывать число создаваемых рабочих мест, близость фазы активного строительства, подтверждение частными инвесторами намерений финансировать свои обязательства в нынешних условиях, долю внебюджетных средств. 
Пересмотр одобренных проектов не обязательно должен привести к полному отказу от реализации менее актуальных из них. Возможным решением может быть перенос срока запуска проекта на 2-3 года.
Первыми кандидатами на изменение сроков может оказаться часть проектов строительства дорог на основе концессионных соглашений. В условиях финансового кризиса на них может не найтись необходимых инвесторов. Кроме того, некоторые проекты не носят срочного характера.
Другие потенциальные претенденты на сдвиг или отмену – программы освоения наиболее отдаленных месторождений. Особенно, если по этим видам природных ресурсов в России имеются значительные запасы на уже запущенных объектах. Такие проекты обычно имеют слишком большую транспортную составляющую и в наибольшей степени подвержены влиянию спада на мировых рынках сырья.
Кроме того, в программах комплексного освоения территорий может оказаться целесообразным сократить перечень подпроектов.
Для оставшихся после ревизии проектов очень важно будет сократить бюрократические процедуры и обеспечить синхронизацию инвестирования со стороны государства и коммерческих участников.
Что касается рассмотрения новых проектов, то акцент стоит сделать на заявках, обеспечивающих выход на конкретный результат в течение 3 лет, ориентированных на удовлетворение стабильного спроса, оказывающих поддержку относительно проблемным регионам и предусматривающих создание значительного числа рабочих мест.
В наибольшей степени этому соответствуют инвестиционные проекты регионального уровня. Однако по ним действует лимит порядка 1 млрд. рублей из средств Инвестиционного фонда на каждый субъект федерации. Многие важные проекты заметно превышают эту грань. В нынешней ситуации позитивным шагом было бы увеличение установленных лимитов вдвое и уменьшение требований по доле софинансирования со стороны региона. Кроме того, значительную поддержку таким проектам окажут анонсированные правительством планы по упрощению процедуры их рассмотрения.
По проектам общефедерального уровня, наоборот, пока установлена только нижняя грань объема инвестиций. Это приводит к гигантомании, когда в заявку включаются все инвестиционные идеи, касающиеся огромных территорий. Такие масштабные проекты оказываются нереальными в условиях финансового кризиса. Поэтому в течение ближайших 2 лет стоит хотя бы неформально ограничиться рассмотрением проектов, предполагающих финансирование из средств Инвестиционного фонда в размере не более 30 млрд. рублей. 
Таким образом, при оптимизации процедур и критериев отбора проектов с помощью Инвестиционного фонда можно создать хороший плацдарм для послекризисного роста российской экономики.



Источник.


Архив