Ничего личного. Бандитизм как вспомогательное производство.

21.01.2013

Бандитизм как вспомогательное производство.
Убийство известного криминального "авторитета" Аслана Усояна (Дед Хасан), ставшее главным происшествием ушедшей недели, напомнило об одной важной особенности современной российской действительности: оказывается, нынешняя преступность уже не может существовать без легального бизнеса.

Текст Константин Фрумкин.
Все осведомленные или пытающиеся выглядеть таковыми эксперты констатировали, что убийства "авторитетов" происходят из-за передела "криминального бизнеса", но, если вникнуть в подробности, оказывается, что имеется в виду не рэкет, не проституция и не торговля наркотиками. Бизнес, интересующий "воров в законе" и прочих бандитов, - вполне обыкновенный, только принадлежит он криминальным элементам, разумеется, привносящим в него свои методы, например расправу над конкурентами. Но для главарей преступных кланов преступления, в том числе убийства, являются уже не источником обогащения, а лишь способом "поддержки" обычных бизнес-проектов.

Что можно узнать из "открытых источников" про того же Деда Хасана? Знатоки утверждают, что Дед Хасан, а также его племянник и наследник Юрий Усоян (Лазаревский) занимались ресторанным делом, кроме того, фирмы Усояна участвовали в строительстве олимпийских объектов в Сочи. Якобы главный соперник Деда Хасана, авторитетный бизнесмен Тариэл Ониани, также проявлял интерес к олимпийским стройкам. Причем, как утверждает криминальный журналист Орхан Джемаль, конфликт с Ониани первоначально возник из-за деятельности по отмыванию выручки от игорного бизнеса в Москве.

Убийства, которые ставят в один ряд с гибелью Усояна, все затрагивают людей с "белыми" бизнес-интересами. В Сочи расстреляли предпринимателя Тимура Мамумия, дядя которого Эдуард Какосян якобы отвечал за принадлежавшие Деду сочинские рестораны. Ранее был застрелен близкий к Хасану Алик Миналян, вроде бы контролировавший часть порта в Туапсе, а также ряд предприятий гостиничного комплекса.

Еще одна версия, связанная с убийством Деда, - борьба за контроль над добычей нефрита в Бурятии (товар этот успешно экспортируется в Китай). Неизвестно, имел ли к нефриту отношение Дед Хасан, но то, что из-за камня в Бурятии случаются перестрелки - это факт.

Судебные процессы над главарями банд почему-то тоже затрагивают людей, контролирующих вполне обычный бизнес. Так, в Подмосковье в прошлом году к длительным срокам были приговорены Дмитрий Лесняков, Дмитрий Задков и др. На них висит много убийств, но, кроме прочего, они являлись пайщиками Пушкинского рынка и контролировали строительные фирмы в Подмосковье, Ростове и Сочи.

Опрошенные "Ко" эксперты отмечают, что географически наиболее плотное проникновение криминала в деловую среду наблюдается в южных регионах страны, что же касается отраслей, то по преимуществу криминальные элементы интересуются розничной торговлей (особенно рынками), ресторанами, лесом, вывозом мусора, строительством и недвижимостью, а также мелким банковским бизнесом. За границей же наших мафиози наиболее привлекают в плане инвестиций Греция и Испания. В частности, вражда между Дедом и Ониани якобы разгорелась из-за "наследия" криминального бизнесмена Захария Калашова, арестованного в Испании, но, заметим, не за грабежи, а за отмывание денег.

Без легального бизнеса теневой больших денег заработать уже не способен. И быть может, задача государства - не столько посадить всех "авторитетов", сколько заставить тех из них, кто "обелил" свои капиталы, хотя бы забыть про старые методы.


Эдуард Савуляк, директор московского офиса компании Tax Consulting U.K.:

"Как показывает практика последних десятилетий, криминалитет "в чистом виде" на крупный и даже средний бизнес уже практически не влияет. Такой бизнес зарабатывает достаточно, чтобы "обрасти" собственными службами безопасности и связями в правоохранительных структурах и ФСБ, чтобы его не трогали. Косвенное подтверждение тому - оценочный размер "общака" (воровской кассы, из-за контроля над которой гибнут криминальные авторитеты). Ее общероссийский размер оценивается в $30 млн - не самые большие деньги, прямо скажем.

Поэтому "чистый криминал" контролирует в основном мелкие бизнесы с крупным оборотом налички (рынки, мелкие автомагазины, автозаправки, маленькие агентства недвижимости, турагентства, шоу-бизнес и т.д.). Ну и криминальные - наркоторговлю, проституцию и т.д. Другой вопрос, что криминальные деньги уже давно "обеляются" и участвуют в бизнесе вполне "белом", причем в любых сферах - от недвижимости (торговые, офисные и т.д. бизнес-центры) до сырьевых отраслей (нефтянка и торговля металлами исторически интересны криминалу, но контроль им удается сохранить лишь над мелкими трейдерами). Криминальные деньги активно и давно инвестируются за рубежом (опять же "по-белому"): наиболее успешная коммерческая деятельность осуществляется в Греции и Испании".


Владислав Капканов, заместитель председателя коллегии адвокатов "Вашъ юридический поверенный":

"Лидеры преступных группировок, пережившие 1990-е, постарались легализоваться, и некоторые из них сегодня представляются успешными бизнесменами, тщательно скрывая свое криминальное прошлое. Многие лидеры преступного мира участвуют в бизнесе опосредованно, через своих представителей, однако в прессу периодически данная информация просачивается. Оценить степень их влияния затруднительно, однако можно сказать, что она (степень влияния) довольно существенна и во многих отраслях российской экономики они хорошо представлены. Как всегда, это наиболее высокодоходные сферы бизнеса, такие как нефтяной, перерабатывающий, банковский сектора. С учетом того, что объем теневой экономики в России довольно велик, затруднительно выделить какие-то конкретные сектора, поскольку скрываться в тени характерно для всех видов бизнеса".


Александр Сотов, руководитель практики финансовых расследований "ФБК Право":

"Степень влияния криминальных авторитетов на бизнес весьма разнится от региона к региону и в зависимости от сферы деятельности. Так, в южных регионах России влияние криминальных элементов более велико. В западных и центральных регионах подобное влияние может быть достаточно незначительным. Если говорить о характере бизнеса, то, например, сфера материального производства в общем-то представляет незначительный интерес для криминальных кругов, и существенных связей между производителями и криминалитетом здесь нет. Наиболее привлекательны для криминальных кругов, во-первых, розничная торговля, во-вторых, сфера оказания услуг (сюда можно причислить и услуги ЖКХ) и, в-третьих, конечно, финансовая сфера, в особенности ценные бумаги и банковская деятельность. Многие криминальные структуры стремятся иметь свой "карманный" банк для совершения финансовых махинаций. Но и здесь, надо оговориться, зависимость от региона к региону разная".


Моисей Фурщик, управляющий партнер компании "ФОК":

"В нашей работе нам, слава Богу, не приходится сталкиваться с представителями криминального мира в связи со спецификой бизнеса, поэтому сложно оценить степень влияния криминальных структур на бизнес. Понятное дело, что она немалая. На наш взгляд, наиболее криминальными отраслями бизнеса являются: рынок недвижимости и строительство, заготовка леса, скупка зерна, сбор металлолома, сбор и захоронение мусора, ресторанный бизнес, небольшие банки".

 

Компания


Архив