Просто, быстро, дорого

27.02.2012

В России активно формируется рынок небанковского кредитования. Микрофинансовые организации, пользуясь тем, что многие граждане и предприниматели не могут получать ссуды в банках, предоставляют маленькие займы под огромные проценты. Государственное регулирование новой отрасли пока пребывает в зачаточном состоянии.

Текст Константин Фрумкин. Иллюстрации Олеся Пузанкова. Фото Алексей Совертков.

микрофинансы
Уроки не идут впрок. Докризисный уровень доходов еще не восстановился, а люди опять начали влезать в долги. Объем банковского потребительского кредитования за 2011 г. вырос на 36%. Но самое интересное, люди берут взаймы не только в банках. Все остановки в Москве увешаны объявлениями со словами "Деньги - быстро". Кто угодно может получить в неких никому не ведомых мелких конторах небольшую сумму под большие проценты. В принципе, такая деятельность законна - Гражданский кодекс разрешает давать взаймы кому угодно.


Мамут пришел последним

Небанковским кредитованием увлекаются и крупные инвесторы. Так, весной прошлого года начала выдавать займы населению фирма "Мигкредит", созданная французской инвесткорпорациией Direct Group совместно с инвестфондом A-and-NN Group, возглавляемым российским миллиардером Александром Мамутом. С октября займы "Мигкредита" стало возможным получать в салонах связи "Евросеть". Обеспечения займы не требуют, их размер не превышает 25 000 руб., срок отдачи - полгода (24 недели), а проценты могут в отдельных случаях зашкаливать даже за 300% годовых! "Люди сталкиваются с разными ситуациями: болезнь, срочный ремонт, неотложные платежи за обучение. Таких ситуаций много, и не всегда получается занять у знакомых и друзей", - рассказывает о мотивах клиентов своей компании генеральный директор "Мигкредита" Лора Файнзилберг. Говоря о том, кто же эти клиенты, госпожа Файнзилберг поясняет, что это люди с небольшим доходом, чаще всего женщины.

Так или иначе, высокие проценты не пугают клиентов "Мигкредита", и за прошлый год компании удалось выдать 500 млн руб. Чтобы получить кредит, нужно заполнить анкету, а затем посетить один из офисов "Мигкредита" для беседы с менеджером. Сейчас франко-российская фирма располагает 11 офисами в 11 крупных городах РФ - от Москвы до Перми.


Мелкие займы - мелкие игроки

"Мигкредит" - последний из крупных игроков, появившихся на отечественном рынке небанковского микрокредитования. Вообще, мелкие конторы, выдававшие займы, существовали с первых лет перестройки. Однако в нулевых годах на наш рынок пришло несколько крупных иностранных кредитных структур - "Финка", "Оппортьюнити интернешнл", "Кардан", предложивших достаточно цивилизованные системы микрокредитования.

Среди российских предпринимателей пионером в создании крупных структур подобного рода был Павел Сигал - известный в Татарстане предприниматель и политик, бывший глава татарстанского отделения Союза правых сил, а затем татарстанского отделения партии "Правое дело". Созданный Сигалом в 2002 г. Центр микрофинансирования сегодня располагает офисами в двух сотнях городов России и на конец прошлого года имел кредитный портфель порядка 1,5 млрд руб.

Вслед за Павлом Сигалом микрофинансированием занялся известный финансист Евгений Бернштам.

В 2007 г. его Adela Financial Retail Group создала компанию "Домашние деньги", выдающую займы физическим лицам, а в 2009 г. прибавила к ней фирму "Финотдел", специализирующуюся на микрофинансировании бизнеса.

В 2008 г. банк "ВТБ-24" совместно с правительством Москвы создал компанию "Микрофинанс", также ориентирующуюся на малый бизнес. В 2010 г. ВТБ-24 снизил свою долю в компании, и последняя попала под контроль нескольких инвестфондов, в том числе ЗАО "Центурион-Капитал".

Главное, что привлекает инвесторов в микрофинансовом бизнесе, - возможность быстрого роста. Рынок микрозаймов для населения и малого бизнеса далек от насыщения и ничтожен по объему. Поэтому "Финотдел" в прошлом году увеличил количество офисов с 16 до 35 в 33 городах, охватив сетью более 150 населенных пунктов, а к концу 2012 г. эта сеть должна дорасти до 73 региональных офисов с охватом свыше 260 городов и поселков.

По предварительным оценкам Российского микрофинансового центра (РМЦ), объем консолидированного рынка микрофинансирования на конец 2011 г. составил не менее 33 млрд руб., причем порядка половины этой суммы приходится на организации, финансирующие микро- и малый бизнес. Впрочем, больше половины микрокредитов, выданных малому бизнесу, приходится на некоммерческие финансовые организации (региональные и муниципальные фонды микрофинансирования), созданные региональными и местными властями. Средневзвешенная процентная ставка на рынке микрокредитования микробизнеса в 2011 г. составила 29,7% годовых. Высокие процентные ставки (1-2% в день) характерны для фирм, выдающих небольшие "займы до зарплаты", на несколько дней. Сегмент "займов до зарплаты" для нашей страны новый и пока не очень большой, хотя в США и Великобритании он представлен достаточно широко, причем ставки не сильно отличаются от российских. Вообще, компании, выдающие "займы до зарплаты", по международной классификации не относятся к микрофинансовым организациям (МФО), однако часто регистрируются как МФО (реже как кредитные кооперативы), поскольку специальное регулирование для них есть далеко не везде.

При этом на рынке наряду с полдюжиной сравнительно крупных игроков действуют сотни мелких и мельчайших микрофинансовых организаций. На 1 февраля 2012 г. в государственный реестр МФО входят 1113 структур, большая часть из которых зарегистрирована в регионах. Вместе с кредитными кооперативами получается около 3500 небанковских организаций микрофинансирования, в совокупности обслуживающих порядка 1 млн предпринимателей и физических лиц. Некоторые эксперты пытаются также подсчитать компании, выдающие займы за пределами регулирования микрофинансовой деятельности, однако президент РМЦ Михаил Мамута говорит, что на самом деле никакой точный подсчет количества всех дающих взаймы в рамках гражданского законодательства невозможен. Как сообщили "Ко" в Национальном бюро кредитных историй, сегодня с НБКИ сотрудничают 270 микрофинансовых организаций, от которых поступает 50 000 запросов в месяц.

Чем слабее в городе банковский бизнес, тем активнее действуют полуростовщические конторы. "Хотя в последнее время в столице появляется все больше агрессивной рекламы данной услуги, особыми успехами могут похвастаться лишь две-три микрофинансовые организации. При этом их кредитные портфели сравнительно невелики, - утверждает заместитель председателя правления, первый вице-президент "Ренессанс Кредит" Олег Скворцов. - Иная ситуация в регионах. Там такая реклама не в диковинку. Мне часто приходится посещать города Южного и Центрального федеральных округов. И вот там порядка 50% всех объявлений посвящены кредитам наличными от небанковских организаций".

По мнению некоторых экспертов, бум небанковского финансирования во многом объясняется кризисом. "Спрос рождает предложение. Кризис 2008 г. многим гражданам РФ испортил кредитную историю, - поясняет директор по развитию банковских продуктов банка "Траст" Светлана Захаренкова. - И теперь таким клиентам (они готовы платить по кредиту сейчас, но совершили просрочки по кредитам, взятым ранее) практически невозможно взять заем в крупных кредитных организациях. Однако потребность в потребительском кредитовании у данного сегмента клиентов остается. Этот спрос удовлетворяется предложением небольших коммерческих организаций, зачастую даже не оформленных в качестве юридического лица. Они в меньшей степени обращают внимание на кредитный опыт своих потенциальных заемщиков (намеренно или по причине отсутствия технической возможности)".


Бесполезная регистраця

микрофинансыГосударство пытается регулировать все это море финансовых "институтиков". Специальный закон о микрофинансировании, вступивший силу в январе 2011 г., предписал всем микрокредитным организациям регистрироваться в особом реестре, зарегистрированные организации отданы под надзор Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР).

Фирмы, выполнившие закон и зарегистрировавшиеся, изведали все прелести существования под бюрократическим надзором. Правда, тут нет еще "ужасов", придуманных ЦБ для банков, но, как сказала "Ко" генеральный директор "Финотдела" Татьяна Юрина, ФСФР постепенно учится у Центробанка.

Сегодня зарегистрированные МФО должны ежеквартально передавать отчетность в ФСФР и выполнять два норматива - по достаточности капитала и текущей ликвидности. Микрофинансовые компании обязаны придерживаться "антиотмывочного" законодательства и подавать в Росфинмониторинг сведения о подозрительных операциях.

Наконец, МФО должны соблюдать все меры по охране персональных данных и быть готовыми к проверке со стороны Федеральной службы по техническому и экспортному контролю.

В реестре сегодня более 1100 микрофинансовых организаций, и, по мнению Михаила Мамуты, ни одна серьезная компания от регулирования в качестве МФО сегодня не уклоняется, иначе она не сможет привлекать ни банковские кредиты, ни инвестиции. Тем не менее юридически Гражданский кодекс разрешает всем брать и давать взаймы, и поэтому нет законных оснований ограничивать деятельность организаций, не вошедших в реестр. "Мы приняли неудачное законодательство в области микрофинансирования, - признает бывший финансовый омбудсмен Павел Медведев. - И до сих пор не поправили Гражданский кодекс, который позволяет выдавать займы кому угодно и как угодно".

"В статусе МФО есть некая двойственность: с одной стороны, это что-то очень похожее на банк, с другой, подчеркнуто лишенное того уровня регулирования, который присущ банковскому сектору, - рассуждает председатель правления Флексбанка Марина Мишурис. - Такая ситуация вызывает вопросы как с точки зрения банков (если для кредитования через МФО достаточно столь малого регулирования, почему для банков, осуществляющих, по сути, те же операции, уровень регулирования совсем другой?), так и с точки зрения государства (если к экспресс-кредитованию столько претензий, зачем создавать "льготную территорию" для таких операций, фактически поощряя их рост?). Уже сейчас есть идеи внедрять в деятельность МФО элементы банковского регулирования, а именно обязать их создавать резервы на предмет потерь по выданным кредитам".


Почему так дорого?

Удочка для бедняка

Мир узнал о микрофинансировании, когда в 2006 г. более трех десятков лет занимавшийся им бангладешский банк Grameen и его основатель Мухаммад Юнус получили Нобелевскую премию мира.

Микрофинансирование в зарубежной практике сегодня - это прежде всего социально ориентированный бизнес, который предлагает очень бедным не благотворительность, а возможность самостоятельно встать на ноги, то есть не рыбу, а удочку.

Структурно сегмент микрофинансирования представляет собой инвестфонды (доходность оценивается в 5-6%), схемы совместного накопления (особенно в Африке и Латинской Америке) и - самое развитое направление - микрокредитование, флагманом которого является все тот же Grameen. Успех Grameen пока повторить не удается. Банк выстроил успешную не благотворительную, а именно бизнес-схему, хотя объем микрокредита и процентов по нему зачастую меньше стоимости ведения счета клиента благодаря колоссальным объемам: в 2011 г. он помог 8,4 млн микрозаемщиков, выдав микрокредитов на $1 млрд. Кроме того, Grameen - это империя из десятков компаний под брендом Grameen с активами, как пишет The Economist, на $1,6 млрд. Многие компании Grameen - с участием крупных иностранных партнеров. Например, крупнейший в Бангладеш телеком-провайдер Grameenphone - с норвежским Telenor, производитель йогуртов Grameen Danone Foods и противомоскитных сеток BASF Grameen, а также Grameen Intel. Адептом микрофинансирования как социально ориентированного бизнеса является основатель eBay Пьер Омидьяр.

С банками у микрофинансовых организаций сложились довольно непростые отношения. Формально они соперничают в нишах потребительского кредитования и кредитования малого бизнеса. ВТБ-24, сперва вошедший в капитал "Микрофинанса", затем снизил свою долю до 10%, стремясь избежать внутренней конкуренции.

Однако фактически, по единодушному мнению экспертов, МФО присутствуют там, где банки не желают работать. "Я не вижу серьезной конкуренции с банками, - заявил "Ко" председатель наблюдательного совета ООО "Микрофинанс" Сергей Сучков. - Банки уже 10 лет декларируют, что собираются кредитовать малый бизнес, что намереваются выйти в сегмент микрофинансирования, но пока их присутствия не видно, мы не толкаемся локтями. Вот когда они выйдут на эту клиентуру, тогда и посмотрим".

"Целевые аудитории микрофинансовых организаций и банков почти не пересекаются. И поэтому считать микрофинансовые организации и банки конкурентами некорректно", - соглашается Юрий Андресов, заместитель председателя правления "Банка Хоум Кредит".

Прежде всего микрокредитование - чрезвычайно хлопотный и затратный бизнес. Если, как отмечает Юрий Андресов, микрокредиты чаще всего не превышают 30 000 руб., то банковские кредиты обычно начинаются с 40 000 руб. Поскольку у МФО размеры займов невелики, то обеспечить хоть сколько-нибудь крупный оборот организации могут только через большой поток клиентов. При этом каждого клиента надо хоть как-то анализировать. В таких крупных МФО, как "Микрофинанс" и "Финотдел", менеджеры выезжают к заемщику - знакомиться с его бизнесом. В "Финотделе" менеджеры восстанавливают бухгалтерский баланс малого предприятия на основе его внутренней, управленческой отчетности. И все это ради сравнительно небольшого займа, максимум в несколько сот тысяч рублей. Ниша для МФО возникает именно потому, что банки не идут на подобные затраты и риски. Говоря грубо, микрофинансовым организациям достаются объедки с банковского стола. Причем некоторые кредитные организации начинают относиться к этому сознательно. Алтайэнергобанк и еще несколько ведущих розничных банков совместно с крупными МФО готовят специальную программу, в рамках которой заявки на кредиты клиентов, коим отказали банкиры, автоматически передаются в микрофинансовую компанию.

"Более 50% клиентов, обратившихся к нам, не прошли скоринговую проверку в банке. Кредитные организации предъявляют более жесткие требования к заемщикам, чем мы (например, банк почти всегда хочет получить твердый залог - недвижимость или ценные бумаги)", - подтверждает Татьяна Юрина.

К тому же, как отмечает Татьяна Юрина, для большинства действующих в России микрофинансовых организаций характерна разношерстность бизнес-процессов - во многих из них дело поставлено кустарно, и они приближаются к семейному типу бизнеса.

К этому надо прибавить высокие риски. Например, в "Финотделе" сумма просроченной задолженности более 1 дня по займам составляет 11% портфеля займов.

Характерна история одной сделки. В 2007 г. Совкомбанк купил сеть кредитных брокеров (фактически микрофинансовых организаций) "Арка", созданную в ряде сибирских городов голландской инвестиционной компанией Kardan. Банк получил сеть из нескольких сотен точек продаж и готовую клиентуру, однако качество кредитов оказалось крайне низким. Сразу после покупки процент невозвратов по займам превысил 20%.

В то же время в "Микрофинансе" утверждают, что в их кредитном портфеле уровень невозрата остановился на уровне 4%, но это для профильного рынка скорее нехарактерный случай.

"У МФО гораздо меньше технологических и финансовых возможностей для качественного отбора заемщиков, - констатирует Николай Журавлев, член комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам. - Поэтому получить кредит там может практически любой, но очень дорого. Ставка зашкаливает за несколько тысяч процентов годовых. А это значит, что порядочные заемщики вынуждены платить за мошенников, которым все равно, по какой ставке не возвращать".

К тому же в МФО гораздо более дорогие источники фондирования: ведь они не могут брать деньги, как банки, ни на внешнем международном финансовом рынке, ни на рынке межбанковских кредитов, ни у Центробанка или Минфина. Источником самого дешевого фондирования для "Финотдела" является МСП Банк, "дочка" Внешэкономбанка, специализирующаяся на поддержке малого и среднего бизнеса.

Если сложить большие трудозатраты, существенные риски и отсутствие дешевого фондирования, то не приходится удивляться, что МФО могут выживать только за счет гораздо более высоких, чем у банка, процентов. Эффективная процентная ставка по кредитам, выдаваемым в "Финотделе", колеблется от 30 до 70%. В "Микрофинансе" большинство кредитов выдается по ставке более 30%. По кредитам "до зарплаты", выдаваемым физическим лицам, эффективная ставка может достигать 300-700% годовых.


Нужна ли клиенту защита?

Есть много причин, преграждающих малым предпринимателям путь в банк. Например, маленький размер бизнеса и, как следствие, небольшая сумма займа. В МФО, даже самых крупных, предпринимателю нужно представить для получения денег меньше документов, и вообще, микрофинансовые компании отличаются от банков меньшим формализмом. Для некоторых предпринимателей кредит в МФО становится своеобразной "школой", и после нее он решается обратиться в банк.

Однако и граждане, и предприниматели, имеющие дело с микрофинансовыми организациями, сталкиваются со многими рисками и неудобствами. Главное - высокие проценты плюс риск утечки данных. "Если клиент решил обратиться к мелкой и неизвестной конторе, то тут сложно предугадать, как далее будут использованы его личные данные", - подчеркивает заместитель председателя правления ОТП Банка Булад Субанов. "Самый главный риск - не получить денежные средства после подписания договорной документации, - утверждает Светлана Захаренкова. - Кроме того, в случае пропуска платежей могут быть предъявлены штрафы, неустойки, не установленные договором".

Впрочем, банкиры не претендуют на вытеснение МФО. "В любом случае подобные организации нужны, так как всегда будут люди, которым требуются кредитные средства, но они не могут получить их в банке", - говорит Булад Субанов.

"Дело МФО - краткосрочные займы на небольшие суммы, - отмечает управляющий директор Совкомбанка Сергей Хотимский. - Пока банки спят и важничают, не обращая внимания на этот вид кредитования, МФО будут иметь свою нишу".

Однако будоражащие общественность цифры процентов, а также давление банковского лобби, вполне возможно, приведет к тому, что государственное регулирование затруднит бизнес микрофинансистов. Так, Павел Медведев уже высказывался за то, чтобы Федеральная антимонопольная служба получила право административно ограничивать величину процентов по займам. "Можно предположить, что по мере развития МФО и увеличения числа их клиентов будут повторяться громкие истории с "обманутыми" заемщиками, попавшими "в кабалу" к МФО, что привлечет внимание прокуроров и законодателей, так что в итоге тема либо сойдет на нет, либо МФО станут фактически аналогом банков", - полагает Марина Мишурис. "На мой взгляд, для МФО нужны ограничения по суммам, срокам и стоимости займов, а также прозрачный и эффективный механизм защиты прав потребителей", - считает Николай Журавлев.

Михаил Мамута отмечает, что система регулирования МФО, которой в эти дни исполняется всего год, разумеется, будет развиваться и дальше, но с учетом сохранения главных задач микрофинансирования - обеспечения доступа к финансовым услугам начинающего бизнеса, а также населения, живущего в малых городах и на селе. При этом основное достоинство МФО - простота получения кредита (при определенных ограничениях на привлечение средств физических лиц), и потому зарегулировать это бизнес до состояния банковского кредитования просто экономически нецелесообразно.


Андрей Манский, председатель совета директоров ОАО "Дека":

"Любое кредитование можно назвать ростовщичеством. В классическом понимании микрофинансирование - это скорее благо, чем зло, потому что оно дает шанс расширить возможности людей по привлечению средств, помогает раскрутиться тем, у кого есть предпринимательская жилка. Ведь никто вас не заставляет брать кредиты под фантастические проценты. Другое дело, что всегда существуют финансово неграмотные заемщики, не рассчитавшие свои силы, и есть просто мошенники, которые изначально не собираются их возвращать. А микрофинансирование обычно, увы, предполагает высокую маржу кредитора. Рассчитывать же, что государство даст финансовое образование всем гражданам, наивно, какой бы патерналистской риторикой оно ни прикрывалось. Так что, как у любого нового явления в этом мире, у микрофинансирования есть свои плюсы и минусы".


Роберт Иделсон, председатель правления М2М Прайвет банк:

"Вопрос странный. Любое кредитование можно назвать ростовщичеством, но мне это слово претит. Любой владелец капитала стремится его увеличить - прирастить, инвестируя или одалживая под проценты, с целью получить доход. Причем желательно, чтобы доходность вложений превышала инфляцию.
Мы своим клиентам предлагаем различные способы такого прироста капитала, начиная с депозитов и заканчивая инвестициями в реальные активы".


Сергей Кудрявцев, управляющий партнер Pridex:

"В современных условиях появление массовой, понятной и доступной услуги микрофинансирования может стать эффективным ответом сразу нескольким социальным вызовам. Во-первых, такой шаг может сказаться на снижении количества мелких преступлений на почве элементарной нехватки денег, во-вторых, поможет социально незащищенному слою населения избежать глупых ошибок, касающихся, к примеру, продажи имеющейся недвижимости с целью решения сиюминутных задач".


Моисей Фурщик, управляющий партнер компании "ФОК":

"На мой взгляд, микрофинансирование в большинстве случаев - это ростовщичество. Если пересчитать платежи по микрокредиту в проценты годовых, то можно увидеть превышение нормальных ставок на порядок. Люди, которые берут такие кредиты, либо вводятся в заблуждение красивой рекламой, либо находятся в крайне тяжелом положении. К сожалению, микрофинансирование только ухудшает такое положение".


Давид Якобашвили, основатель "Вимм-Билль-Данн":

"Все ростовщичество, и сегодняшняя ситуация с процентными ставками банков тоже. Не может предприниматель позволить себе брать кредиты под 12-14%. Но если этот бизнес в руках государства, говорят, что такая политика, а если в руках какого-то человека, считается ростовщичеством. Кому-то можно в наперстки играть, а кому-то нет".


Георгий Дзагуров, генеральный директор Penny Lane Realty:

"Кредитование под 10% я считаю кабалой для заемщика. Сегодняшняя ипотека - это неприкрытое грабительство. Что говорить о микрофинансировании под куда более высокий процент. При этом в фокусе кредитора в нашем случае оказываются пенсионеры и малообеспеченные граждане, что и вовсе выглядит омерзительно. В других странах подобный опыт имеет место, и такое кредитование стало источником крупнейших состояний. При этом появление такого бизнеса у нас в предвыборный момент похоже на PR-ход, при котором население видит явление кровожадного монстра-кредитора, ищущего сверхдохода за счет пенсионеров и малоимущих. В скором времени национальный герой остановит монстра и сможет примерить плащ супергероя. Вот недавно ситуация с "Ланта-тур", где масштаб проблемы составил всего $7 млн, заняла на полосах газет и в иных СМИ столько места, что миллиардерам и не снилось. Я полагаю, что команда Путина демонстрирует нам свои таланты и способности легко и без дебатов с участием кандидата щелкнуть по носу конкурентов".

 

Источник


Архив