Иностранные производители сельхозтехники получили федеральные преференции

23.05.2016

В начале июня компания Claas заключит специальный инвестиционный контракт (СПИК) на ближайшие 10 лет с Министерством промышленности и торговли России. Согласно нему, компания вложит в свой краснодарский завод по производству сельхозтехники не менее 750 млн рублей, а федеральное правительство подключит его к своей программе преференций для отечественного сельхозмашиностроения.

4 апреля премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал распоряжение о выделении 8 млрд рублей Минсельхозу РФ для предоставления субсидий производителям сельскохозяйственной техники в рамках постановления правительства России №1432 от 27 декабря 2012 года, которым утверждались специальные Правила предоставления субсидий. По этим Правилам, производители могли претендовать на возмещении из госбюджета скидок в размере 25-30% от цены проданной сельхозтехники.

С высоких трибун неоднократно заявлялось о том, что речь идёт о субсидировании исключительно отечественных производителей, которым крайне сложно было конкурировать с иностранными игроками. К примеру, из Евросоюза, где субсидии аграриям от властей на обновление парка техники в разы превышают российские.

Кроме того, 16 июля 2015 года было принято постановление правительства № 708, обеспечивающее возможность использования еще одного механизма стимулирования инвестиционной активности – специнвестконтракта, первые из которых должны быть заключены уже в текущем году.

Согласно СПИК государство гарантирует налоговые льготы (в частности это будет предполагает уменьшение ставки налога на имущество и налога на прибыль), а также неизменность в течение срока действия контракта мер стимулирования деятельности.

Существуют и специальные льготы при запуске новых производств на территории моногородов, особых экономических зон (ОЭЗ) или территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР).

Меры господдержки отрасли в целом положительно оценивались основными рыночными игроками. По мнению директора Ассоциации «Росагромаш» Евгения Корчевого, «положительное влияние на развитие производства оказывают действующие новые меры государственной поддержки отрасли. Во-первых, постановление №1432 субсидирующее от 25 до 30 процентов стоимости произведённой в России техники. На эти цели в прошлом году было выделено 5,2 млрд руб из бюджета. Следующие важные механизмы - это субсидирование затрат компаний на НИОКР, субсидирование процентов по кредитам на пополнение оборотных средств, страховая поддержка экспорта и льготные кредиты по линии Росэксимбанка, поддержка национальных стендов сельхозтехники в выставках за рубежом. Введение утилизационного сбора позволит также за счёт выравнивания условий конкуренции с недобросовестным импортом нарастить долю отечественного производства».

По данным «Росагромаша», в первом квартале 2016 года российские производители увеличили отгрузки сельхозтехники по всем ключевым позициям, в 2,1 раза нарастив выпуск зерноуборочных комбайнов, по сравнению с аналогичным периодом 2015 года (705 единиц). Продажи полноприводных тракторов выросли на 45,2% (с 208 до 302 единиц).

При этом, производители рекомендовали федеральному центру не останавливаться в стимулировании собственных машиностроителей. По мнению директора департамента маркетинга КЗ «Ростсельмаш» Прохора Дармова, в списке необходимых мер господдержки обязательно должна присутствовать возможность пересмотра лимитов субсидирования (с периодичностью не менее двух раз в год). «В настоящее время тот факт, что лимит устанавливается единожды, не позволяет гибко реагировать на реальный спрос со стороны аграриев. В результате этого, часть спроса сельхозпроизводителей остаётся нереализованной, что, во-первых, пагубно сказывается на сборе урожая, а во-вторых, тормозит обновление и пополнение парка агромашин, который, как известно, находится в ненормативном состоянии. Потребуются годы, чтобы довести его до требуемого состава», - считает он.

Однако у госчиновников оказались иные аргументы. Согласно отчёту Минсельхоза РФ, в 2015 году доля импортной сельхозтехники на российских полях составила 20,7% по зерноуборочным, 22% - по кормоуборочным комбайнам и 66,4% - по тракторам. При этом в министерстве уверены, что парк техники обновляется медленными темпами, её доля в стране возрастом свыше 10 лет составляет от 42,9 до 60,3%.

«В 2015 году на рынке новой техники российские модели (производство по полному циклу) составляли по тракторам – 1,848 тысяча единиц, зерноуборочным комбайнам – 3,751 тысячи и кормоуборочным комбайнам – 507 единиц. При отсутствии предложений со стороны российских производителей техники сельскохозяйственные товаропроизводители для обновления устаревшего парка вынуждены приобретать импортную сельскохозяйственную технику или произведенную в стране, но с низким уровнем локализации производства», - так объясняется в отчете министерства позиция федеральных властей по переключению своего внимания на новые формы субсидирования уже зарубежных производителей.

По данным аудитора Счетной палаты Бато-Жаргала Жамбалнимбуева, «механизм государственной поддержки, утвержденный в Правилах предоставления субсидий производителям сельскохозяйственной техники, недостаточно эффективен». По его информации, скидка отечественных производителей от цены на условиях «франко-завод» собственным дилерам, колеблется от 26 до 43%, которые в свою очередь продают технику аграриям по цене на четверть дороже. В качестве примера, он привёл случай, когда к 15-процентному субсидированию Минсельхозом РФ был принят ростовский зерноуборочный комбайн «ACROS-580» с жаткой по цене 3,6 млн рублей (без НДС), который реализован дилеру. Однако тот продал его аграрию на условиях самовывоза и 100-процентной предоплаты уже по цене 4,5 млн рублей. В результате субсидируемая Минсельхозом скидка выплачивается производителю техники от завышенной цены.

Медленные темпы обновления парка отечественными машинами и недостаточная эффективность мер господдержки стали побудительной причиной руководства МСХ призвать на помощь иностранных конкурентов. Именно с ними правительство намерено в начале июня заключить первый СПИК сроком на 10 лет.

Руководство Claas со своей стороны пообещало вложить в собственное российское производство в Краснодаре порядка 750 млн рублей и увеличить уровень его локализации.

В пресс-службе компании уверяют, что на сегодняшний день большая часть комплектующих уже производится на этом заводе, чему способствовало введение в эксплуатацию новых технологических линий в октябре 2015 года.

«В ближайших планах Claas увеличить до 700 единиц количество укрупненных узлов зерноуборочных комбайнов, которые будут производиться на краснодарском заводе, а еще 600 планируется закупать у других российских компаний. В настоящее время из 45 поставщиков предприятия лишь 5 находятся за пределами Российской Федерации. Кроме того, достигнута предварительная договоренность о приобретении у завода «Камминз КАМА» в Набережных Челнах двигателей российского производства для установки на зерноуборочных комбайнах Claas», - говорится на официальном сайте компании.

Этот же список для СПИК теперь вполне может пополнить и мощный американский John Deere, имеющий свои предприятия в Оренбурге и Домодедово.

Своя ноша тянет

Позиция правительства достаточно странная по отношению к собственным производителям, лишь недавно начавшим оживать от кризиса за счёт его же собственных средств стимулирования. Особенно в русле развёрнутой несколько лет назад опять же федеральной кампании по импортозамещению.

Впрочем, лоббистские устремления руководства МСХ вполне объяснимы. Министр Александр Ткачёв ещё будучи кубанским губернатором всячески продвигал технику краснодарского Claas даже тогда, когда на предприятии осуществлялась лишь отвёрточная сборка, а локализация была умозрительной.

Впрочем, и сегодня к последнему показателю есть большие вопросы. Осенью прошлого года глава российского подразделения Claas Ральф Бендиш заявлял о выходе на показатель 50% локализации. В John Deere сегодня говорят о 60-процентном уровне локализации на своём заводе в Оренбурге, выпускающем посевное и почвообрабатывающее оборудование.

В «Росагромаше» этот показатель оценивают значительно скромнее, на уровне 25-35%.

«Степень локализации в России компании John Deere до недавнего времени колебалась

в диапазоне 10-20%, для Claas - в коридоре 20-35%, по крайней мере, по тем экспертным оценкам, с которыми мы знакомы как участники рынка», - считает Прохор Дармов.

«Есть компании, которые десятилетиями остаются на «отверточной стадии» – ведут в России только сборку. Но сейчас появились элементы разумной госполитики в области сельхозмашиностроения, субсидии по постановлению №1432 дают глубоко локализованным производствам. Однако иностранцы начали претендовать на заключение СПИК, по которым им предоставляется ряд льгот. Правила для иностранных инвесторов не должны отличаться, нужно стимулировать перенос технологий, а не импорт. Но подходы некоторых чиновников Минсельхоза состоят в том, чтобы в первую очередь поддерживать иностранные компании и создавать им льготы. Это не просто ошибочный, а крайне вредный подход. Неравные условия и повышенное внимание к инвесторам, у которых лобби круче и парфюм дороже, демотивирует всех остальных инвесторов. Это дает сигнал, что нужно не вкладывать в модернизацию, а укреплять свои связи с чиновниками. Может, для чиновников это хорошо, но для страны – плохо», – уверен глава «Росагромаша» Константин Бабкин.

«Текущая степень локализации выглядит слишком низкой, - заметил «Эксперту Юг» аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. - На это и указывают российские производители. Будем надеяться, что в будущем ситуация улучшится как это было в автомобильной отрасли. На мой взгляд, необходим баланс между поддержкой отечественных производителей и обеспечением работников сельского хозяйства современной, надёжной техникой. Эта сложная задача, но я полагаю, что она вполне решаема при использовании имеющегося, позитивного опыта автопроизводителей».

Сами отечественные производители считают, что для того, чтобы претендовать на преференции иностранцам необходимо довести уровень локализации в России до 60-70%. К примеру, гендиректор «Ростсельмаша» Валерий Мальцев заявил, что уровень сборки тракторов семейства «Версатайл» в Ростове будет доведён до 67%.

А как раз контракт по СПИК вообще снимает требование к производителю по локализации, если тот будет инвестировать не менее 750 млн рублей за 10 лет.

Пока российским игрокам удавалось конкурировать с иностранцами прежде всего по цене. По данным «Росагромаш», средняя стоимость ростовских комбайнов 5-6 класса типа Acros - 7-9 млн рублей (без скидок). Цена такого комбайна у Claas (типа Tucano) - 15-16 млн рублей. Комбайны 7-8 класса типа Torum оцениваются в 10-12 млн рублей, тогда как у Claas ( типа Lexion) – уже в 20-25 млн рублей. А подключение иностранцев к федеральным преференциям фактически отменит этот «ценовой козырь» россиян.

Угроза резкого роста конкуренции крайне обострила ситуацию на рынке.

«В случае подписания СПИК, вся действующая система господдержки будет дискредитирована. С учетом льгот по налоговой нагрузке, допуск исполнителей по СПИК к государственным программам ухудшит конкурентные условия российских производителей, которые на протяжении 15 лет осуществляли инвестиции и разработки на общих условиях», – считает г-н Корчевой.

В «Росагромаше» полагают, что случае заключения СПИКов и распространения мер господдержки на компании, которые не являются производителями, а лишь декларируют о планируемых инвестициях, произойдет неправомерная растрата и без того ограниченных бюджетных средств. Из-за неравных условий конкуренции российские производители вынуждены будут сократить выпуск продукции, что, в свою очередь, приведет к снижению налоговых поступлений в бюджет.

Совет директоров «Росагромаша» и члены Комиссии по стратегии развития сельхозмашиностроения Союза машиностроителей России уже направили зампреду правительства Аркадию Дворковичу письмо с заявлением о недопущении распространения механизмов государственной поддержки на зарубежные компании.

«Данная мера не способна помочь ни отрасли агромашиностроения (потому что никак не будет её развивать), ни индустрии машиностроения (по той же причине), ни смежным отраслям (производители компонентов не будут востребованы, что означает отсутствие новых рабочих мест, новых технологий и стимула к развитию смежных отраслей). В итоге, совокупный эффект для всей промышленности в целом будет негативный. АПК тоже никаким образом не сможет извлечь из СПИК выгоду – все средства российских аграриев, в конечном счете, будут приносить прибыль иностранным компаниям

и экономикам», - считает г-н Дармов.

С другой стороны, считает генеральный директор компании ФОК Виталий Дербеденев, «повышение конкуренции будет на руку российским сельхозпроизводителям – основным покупателям сельскохозяйственных машин, приведет к росту качества техники, в то же время ограничивая рост цен на нее. Сельскохозяйственной отрасли выгодно повышение конкуренции на рынке сельскохозяйственной техники, как и государству в целом».

 

Эксперт Юг


Архив