Главные новости

11 сентября 2018  Моисей Фурщик выступил на конференции «Межрегиональная кооперация для привлечения инвестиций в сферу туризма» в рамках ВЭФ-2018

9 июля 2018 Моисей Фурщик выступил на расширенном заседании Экспертного совета Комитета РСПП по промышленной политике на тему: «Актуальные вопросы функционирования и совершенствования Государственной информационной системы промышленности»

14 июня 2018 Моисей Фурщик выступил модератором дискуссионной площадки «Транспортно-логистический индекс региона» в рамках форума «Лидеры Логистики - 2018»

24 мая 2018 Форум «Лидеры Логистики» объединяет лидеров логистической отрасли в России

23 мая 2018 В деловом журнале «Инвест-Форсайт» вышла новая колонка Моисея Фурщика «Как измерять инвестиционный потенциал регионов?»

22 мая 2018 Компания ФОК - в тройке крупнейших стратегических консультантов России согласно рейтингу РА

Все новости

Системой должны управлять сильные структуры

31.01.2018

Гендиректор УК ТОР "Сахалин" Владимир Лабай о преференциальных режимах и власти

Системой должны управлять сильные структуры

 

 Год назад была создана "Управляющая компания Территориями опережающего развития «Сахалин»". Расскажите, что удалось за это время?
– В сфере деятельности нашей организации две сахалинские ТОР: «Южная» и «Горный воздух». Этот год нашего существования был достаточно сложным с точки зрения организационного процесса. Мы только в середине июня смогли укомплектовать свой штат. Тема совершенно новая, подобрать специалистов не просто. У людей пока нет такого опыта. Даже я не до конца понимал какие задачи нам придется решать. Для многих была непонятна даже сама аббревиатура ТОР. Такому долгому формированию команды еще способствовало двойное согласование кандидатур. В отраслевом департаменте и службе безопасности "Корпорации развития Дальнего Востока". Длительная процедура, порой две недели занимает. Меня кандидатура, допустим, устраивает, но через две недели её отклоняют. И я возвращаюсь на исходную позицию и опять начинаю искать. Участок работы не закрыт, и довольно тяжело приходится остальным. 

Тем не менее, сегодня мы вошли в график, работаем на результат. Прежде всего это результат по резидентам ТОР. Сегодня их 12, а начинали мы с трех в одной и трех в другой. За год мы удвоили их число. Да, некоторые из них уже были на слуху. Но между идеей, словом и результатом дистанция огромная. Я через себя пропустил порядка 150 организаций. Кроме того, мы мониторим пространство. ТОР состоит из конкретных земельных кварталов. Имеет границы и многие организации, индивидуальные предприниматели, фактически оказавшись в границах ТОР, об этом даже не знают. При этом они реализуют на этих территориях какие-то свои проекты. И могли бы делать это более эффективно, пользуясь льготным режимом. Поэтому это отдельный блок задач. 

Информации порой не достаточно. Мы не подключены ни к каким информационным базам. Мы делаем это через интернет и публичные кадастровые карты. Плюс включаем собственные связи. У нас есть сотрудники, много лет проработавшие в департаменте архитектуры и градостроительства Южно-Сахалинска. По своим связям они выясняют, кто владелец этого участка, что он там делает, какая стадия его проекта и так далее. Руководителей организаций, расположенных в зонах ТОР, мы приглашаем, собеседуем. Но дистанция между разговором и делом большая. И это определено не только нормативными документами какими-то или нерешительностью руководителей.

– А в чем именно трудности?
– Все эти организации имеют определенные виды деятельности. Можно заниматься чем угодно, но если то, чем вы занимаетесь не совпадает ни с одним видом деятельности, определенным постановлением Правительства РФ, то и заходить в ТОР не имеет смысла. Резидентом стать в этом случае невозможно. Допустим, вы строите торговый объект в границах ТОР. Но торговли нет среди видов деятельности внутри ТОР. Если ей сегодня дать преференции, то бюджет лишится колоссальных поступлений. Да и что там кривить душой, будет тогда там одна торговля. Сегодня идеология этого процесса заключается в том, чтобы дать приоритет направлениям, определенным стратегией развития Сахалинской области. Мы видим, что активно развивается спортивно-туристический комплекс «Горный воздух». Это не спроста, не потому, что кто-то туда ткнул пальцем. Есть определенное стечение климатических, рельефных, инфраструктурных особенностей. Горно-лыжный курорт в пределах города это достаточно редкая вещь. Есть уверенность, что затраты, которые уже сделаны в развитие трасс и канатных дорог окупятся и этот комплекс станет достоянием всего Дальнего Востока.

– В августе 2017 года было подписано постановление правительства РФ о создании ТОР «Курилы». Вы ей тоже занимаетесь?
– С учетом внимания и приоритета Курильских островов, их стратегического значения, я думаю, что эта ТОР будет развиваться не менее динамично, чем две ранее созданных, и мы также будем ей заниматься. Пока этого нет в нашем уставе, но надеемся скоро будут внесены изменения.

Справка EastRussia. Владимир Романович Лабай - коренной сахалинец, родился в Красногорском районе в 1955 году.  За исключением 7 лет (учебы в институте и службы в армии) всю свою жизнь прожил на Сахалине. Долгое время работал в капитальном строительстве. Прошел путь от рядового инженера до начальника управления. Был начальником отдела капитального строительства агро-промышленного комитета Сахалинской области, вице-мэром г. Южно-Сахалинска, работал в департаменте строительства Сахалинской области.

– Есть существенные отличия у ТОР?
– Если взять ТОР "Южная", то Сахалинская область за счет собственных средств вкладывает в неё почти 1,5 млрд. руб. Это гарантировано и за это спросят. ТОР "Горный воздух" - более 10 млрд. руб. И за это тоже правительство спросит. Теперь открываем постановление правительства РФ по ТОР "Курилы". Такой строчки нет вообще. Ни федеральных, ни областных средств на инфраструктуру этой ТОР не предусмотрено. Это первое главное отличие.

– Не так давно в Минвостокразвития состоялось обсуждение плана перспективного развития ТОР «Курилы». Что можете сказать об этом?
– Выполнила эту работу фирма «Маккензи». Достаточно объемный материал. В конце прошлого года к нам на Сахалин приезжала большая команда их специалистов. Мы здесь многое обсудили, проинформировали о том, что мы знаем и что хотели бы видеть. Я думаю, что это очень важные документы, без которых невозможно двигаться. Мы, входя в проекты, должны видеть, что же мы хотим получить. Градостроительные документы безусловно важны, но у них другая задача – упорядочить застройку, определить и образовать земельные участки, определиться с инфраструктурой, необходимой под определенный набор объектов, чтобы решать задачу комплексно. Но вот что в итоге мы должны получить на входе и на выходе, условно говоря, через 15-30 лет, это должен определять план перспективного развития.

– Вас всё устроило в этом документе?
– Не совсем. Смотрите, если взять ТОР "Южная", то там перечень видов экономической деятельности довольно обширный - 25, в широком плане. Что в ТОР "Курилы"? Только 6 пунктов: рыболовство и рыбоводство, производство пищевых продуктов, производство готовых металлических изделий кроме машин и оборудования, строительство зданий, строительство инженерных сооружений и работы строительные специализированные. Однако в плане перспективного развития Курил мы видим, что ставка делается в том числе и на туризм. Международный, внутренний. Но такого вида деятельности нет в этой ТОР. Значит нужно привести постановление правительства РФ в соответствие плану или план нужно было делать в соответствии с этим постановлением.

– А какие ваши предложения по развитию этой ТОР?
– Ну, во-первых, включить в перечень видов деятельности все виды транспорта, за исключением железнодорожного, разумеется, там его пока нет. Допустим, завтра кто-то купит судно и захочет создать компанию по грузопассажирским перевозкам между Курильскими островами. Актуальнейший, кстати, для жителей Курил вопрос. Но он будет вынужден это делать на общих основаниях. И скорее всего это будет не выгодно. Автомобильный и авиационный транспорт. Почему на севере Канады и в США возможны частные авиаперевозки гидросамолетами между островами, а мы это напрочь исключаем? А ведь в истории Сахалинской области был опыт использования гидросамолёта для грузовых и пассажирских авиаперевозок на Курильские острова. Далее раздел энергетики. Я достаточно подробно изучил его. 95% электроэнергии на Курилах производится дизельными электрическими станциями. Стоимость одного киловатта такой электроэнергии - 13-14 рублей. Геотермальная, ветро и гидроэнергетика составляют всего 5%. Между тем для ветроэнергетических установок нужно всего 6-8 м/сек. гарантированного ветрового напора. А уж на океанской стороне Курил ветер всегда есть. Стоимость такой электроэнергии будет гораздо дешевле. Значит нужно этот вид деятельности также включать в льготный режим ТОР.  Но об этом ни слова. Также немаловажная тема для Курил - утилизация отходов. Однако, если в ТОР "Южная" есть раздел, касающийся сбора, обработки, утилизация отходов, переработки вторичного сырья, сбора и обработки сточных вод, то в ТОР "Курилы" об этом ничего не сказано. Так что считаю, подход тут несколько поверхностный.

– Сегодня в ТОР «Курилы» входят какие территории?
– Фактически ТОР «Курилы» сегодня расположена только на острове Шикотан. Но, исходя из того, что уже есть потенциальные резиденты, которые сделали определенные заявления и движения, но они расположены на других Курильских островах, можно сделать вывод, что эта ТОР будет расширяться. На момент же её создания был только один потенциальный резидент, это рыбокомбинат «Островной». Там, на острове Шикотан очень хорошая ресурсная база. Если в других местах наблюдается какая-то сезонность, то здесь всегда есть ресурсы. Можно работать на красной рыбе, сайре, минтае. Сейчас на предприятии идет определенная реорганизация, как только она завершится, предприятие сможет стать полноценным резидентом ТОР «Курилы». Кстати, на днях Корпорация развития Дальнего Востока приняла решение о возможности заключения соглашения с ООО «Рыбокомбинат «Островной» на осуществление инвестиционной деятельности. Это значит, что строительство мощного рыбоперерабатывающего комплекса на Шикотане в этом году начнется.

Есть предприятия на других островах, которые хотели бы войти в этот ТОР. Но сначала надо ввести в него участки, на которых они расположены. Это многоступенчатая работа. Есть территория, которая уже входит в ТОР. Это остров Шикотан, с конкретным земельным участком, который вошел в ТОР. Чтобы попасть туда другим предприятиям, надо в ТОР ввести участки земли, на которых расположены предприятия, желающие туда попасть. Эта работа идет параллельно. Сначала готовится обоснование, которое подается в Корпорацию развития Дальнего Востока. Корпорация выходит на Минвостокразвития. Там все проверяют и, допустим, одобряют. Тогда закручивается процедура подготовки постановления Правительства РФ. Движение есть, но пока нельзя сказать, что в ближайшее время в этой ТОР появятся новые резиденты.

– Скажите, а есть предприниматели с недоверием относящиеся и к вашей структуре, и к самой идее ТОР?
– Не скажу насчет недоверия. Я человек, достаточно известный как руководитель. В Южно-Сахалинске и Сахалинской области работаю не один десяток лет. Понятно, что формации меняются, приходит молодежь. Но тут вопрос не в недоверии, а в отсутствии набора мероприятий, который мы, опять же в силу обстоятельств, не могли провести. Идет масса совещаний, много организационной работы. А вот до проведения форума или конференции, посвященной ТОР, до этого не доходит. Но у нас пока и в бюджете на это денег просто не предусмотрено. Но, на мой взгляд, это могло бы пройти, скажем, на базе правительства Сахалинской области. СМИ тоже бесплатно не горят этим заниматься. Коммуникации мы устанавливаем, благодаря тому, что мы компактная область и город, и все друг друга знают. Но с точки зрения информационного пространства, его наполнения о нашей деятельности и специфике пока сложно.

– А Свободный порт Владивосток, вы тоже этим занимаетесь?
– Мы занимаемся его резидентами, но пока есть определенные сложности. Мы живем от устава, в нем прописаны наши функции и обязанности.  И там только два ТОР-а. Хотя СПВ уже существовал тогда, когда мы создавались. А сегодня нам говорят, что мы должны это делать, потому что другой управляющей организации нет, а мы работаем там с конкретными резидентами. Но с другой стороны мы от руководства Корсаковского муниципального округа слышим: "А вы собственно кто такие? Мы посмотрели ваш устав, у вас там нет таких функций. Так что не лезьте".

– Значит, жизнь требует изменения устава?
– Надеемся на это. Мне кажется, что мы достучались по этому вопросу до руководства, и в ближайшее время поправки будут внесены.

– Что вы ждете от 2018-го года и что хотите, чтобы произошло?
– Мы сменили офис в начале года. Обживаемся. Теперь нам просторнее и удобнее работать. Надеемся на увеличение численности команды. Это позволит нам заниматься направлениями предметно. Мы все специалисты широкого профиля, что называется. Но лучше, когда кто-то один ведет конкретный участок работы и полностью погружен в него. Это лучше во всех отношениях. Специалист ведет статистику определенную, реестр и так далее. Организационно станет полегче. Второе, мы надеемся на внесение в проблематику развития сахалинских ТОР планового характера работы. Этому должно способствовать то, что буквально на днях принят план перспективного развития ТОР «Южная» и «Горный воздух». Кстати, разработан этот документ консорциумом компаний "Исследовательский институт Номура" (Япония) и "Финансовый и организационный консалтинг" (Москва). В плане учтены экономико-географические конкурентные преимущества регионов, определены основные направления отраслевой специализации и этапы развития этих сахалинских территорий опережающего развития, сформированы перечни потенциальных бизнес-проектов, разработаны стратегии по продвижению ТОР на российском и международном рынках. Теперь мы не будем «смотреть на потолок», а в своей работе будем руководствоваться этими утвержденными документами. Понятно, что они тоже будут меняться, жизнь заставит это делать, но каркас этого процесса мы теперь видим. А "броуновское движение" по схеме, это неправильно. 

Допустим, предприниматель согласился поменять свой торговый объект на туристический или гостиничный, что позволяет перечень видов деятельности ТОР. В результате у нас появляется много гостиниц и ни одного ресторана, где надо кормить людей. А если 2-3 дня метет и кататься на горных лыжах невозможно, людей же нужно чем-то занять? Возникает масса вопросов. Так что такой документ, он был жизненно необходим. 

Два плана первых наших ТОР были разработаны еще в 2016 году. Но система работает следующим образом. Собираются исходные данные, они обрабатываются, составляется документ, он отправляется на рассмотрение массы организаций, у которых появляется масса замечаний и предложений. Затем идет повторный круг, устраняются замечания, добавляются предложения, вносятся изменения, опять идет согласование. А в конечном итоге появляется документ отработанный, как, допустим, закон, который открыл и все там понятно, как СНИП или Технический регламент. Нужен был именно такой документ. А дальше будет видно. Прошел год-два. Увидели, что требуются изменения, внесли их. Ведь жизнь меняется, не стоит на месте. Ну а всем участникам жизнедеятельности и развития ТОР я бы хотел пожелать большего взаимодействия и открытости. Потому что в этой текучке, которая отодвигает нас от поставленной задачи, мы становимся малоэффективными. Из-за не выстроенного взаимодействия. Необходимо структурировать все службы. От министерства экономического развития и до ТОР Сахалинской области. Там, в министерстве, должен появиться конкретный, сильный и работоспособный департамент, который включает в себя ТОР и СПВ. 

У нас сегодня 2 муниципальных образования полностью в его границах, пользуются режимом Свободного порта Владивосток. Правда в правительстве Сахалинской области есть соответствующий отдел, но он малочисленный. Но на мой взгляд, как минимум заместитель министра должен заниматься только этой проблематикой. В городе Южно-Сахалинске целый ТОР «Горный воздух» и плюс третья часть ТОР «Южная» расположены. Такой роскоши вы нигде не найдете. Представляете, какие экономические инструменты даны городу! А в мэрию ты приходишь и не понимаешь, к какому вице-мэру обратиться. 

Изучаю сайт и не пойму, кто отвечает за ТОР. Упоминания нет. Но мэр города говорит, что меня все знают, я могу просто прийти в любое время. Но я не хочу ходить к человеку, постоянно меняющему дислокацию или занятому другой текучкой и кучей других вопросов. В структуре должен быть конкретный вице-мэр, отвечающий за ТОР, у которого должно быть всё. Ведь сегодня за электричеством и водой мы идем к одному, по экономическим вопросам – к другому, по вопросам градостроительства вообще нет вице-мэра. И к кому идти? 

Я в план работы Совета по инвестиционной деятельности внес несколько вопросов. Есть задачи, которые не решены и которые даже не запущены на решение. Например, приведение градостроительной документации города в соответствие с законом. То есть, если есть на территории города расположен ТОР, то в генплане его границы должны быть отражены. Потому что это особый режим, как свободная экономическая зона. Но мы никак не можем это доказать начальнику соответствующего департамента, да они и меняются по нескольку раз в год. Главные архитекторы меняются, и они не хотят заниматься этой проблематикой. Мы вступаем в переписку бесплодную и неконструктивную. Всё должно быть четко структурировано и прописано. По-другому система управления работать не может. Нет человека и все, все встало колом. Нельзя такую тему растворить между всеми. И мы, и все предприниматели должны четко знать к кому обратиться, если речь идет о ТОР.

– А в других регионах как организована эта работа?
– В Хабаровске, например, это просто идеальная модель, я считаю. Всё решается быстро, так как собрано в одном месте. Да, мы рассказываем о ТОР тем, кто к нам приходит. Но вопросы земли, инфраструктуры они все остались у городской власти. Мы ведь землю не предоставляем. Землю может предоставить город. Либо напрямую, или же по просьбе "Корпорации развития Дальнего Востока" город предоставляет ей земельные участки в аренду или собственность. Земельная тема, она отдельная.

– Что бы вы хотели пожелать всем дальневосточникам?
– Здоровья, счастья, и чтобы уровень жизни ни сахалинцев, ни жителей других регионов не снизился. Дальний Восток должен прирастать прежде всего населением, иначе никакие задачи решить невозможно. Сегодня во всех отраслях кадровый голод огромный. Население стареет, а молодые ребята, получив образование и наработав опыт, уезжают за лучшей долей, не найдя себя здесь и не получив ожидаемой отдачи. Но надежда должна нас питать, я верю, что всё у нас получится.


Архив