Может ли Россия вести войну против экспансии доллара вместе с Турцией?

21.08.2018

Война против американской валюты набирает обороты и Турция здесь бросилась грудью на амбразуру, выступив неким зачинателем сопротивления национальных валют финансовому гегемону. Поддержит ли своего ближневосточного союзника Россия? Или это нам не выгодно?   

 

Доллар, как угроза национальным экономикам

Турция всерьез решила бунтовать против экономической экспансии доллара. Президент Турции штампует радикальные заявления одно за другим. 20 августа Тайип Эрдоган, в ходе празднования Курбан-байрама, к примеру, сказал, что нападение на экономику Турции ничем не отличается от нападения на призыв к молитве или на флаг. По мнению турецкого лидера, цель таких недружественных действий одна – поставить Турцию на колени. По такой риторике на высшем уровне уже видно, что Эрдоган не собирается идти на компромисс с США.

Политэкономическая баталия между Эрдоганом и Трампом началась с введения Белым домом санкций против двух турецких министров – внутренних дел и юстиции, –  которым заморозили счета и запретили въезд на территорию США. После этого лира стала резко падать по отношению к доллару, что погрузило страну в экономический кризис.

Одна из главных причин ослабления лиры — сомнения инвесторов в независимости центробанка Турции от Эрдогана и его нестандартные взгляды на денежную политику Фото: Murad Sezer / Reuters

Санкции были введены из-за дела американского пастора Эндрю Брансона. Турецкие власти удерживают его с октября 2016 года из-за обвинения в пособничестве оппозиционных организаций, признанных террористическим. Следующим шагом Вашингтона стало двукратное увеличение пошлин на турецкий алюминий (до 20%) и сталь (до 50%).

Эрдоган принял вызов и вступил в торговую войну против США. Президент Турции сначала пообещал аналогичным образом заморозить турецкие активы американских министров Джеффа Сешнса и Райана Зинке, если такие имеются. Турция удвоила пошлины на ввоз в страну 22 видов товаров из США на общую сумму 533 млн долларов. Публично Эрдоган заявил о бойкоте американской электроники в ответ на двукратное повышение пошлин на турецкие металлы. И началось.

Турецкие компании Turkish Airlines и Türk Telecom уже объявили о бойкоте рекламы США и американских товаров и услуг, о чем заявили в Twitter. Кроме этого, в стране начали проходить акции в поддержку позиции Эрдогана, направленные против санкции США. Местные активисты в качестве символа Америки выбрали технику Apple и уничтожают ее, фиксируя это на видео.

На видео турки на фоне национального флага разбивают кувалдой iPhone. Ранее сам президент Турции Эрдоган заявлял, что помимо американских iPhone, с другой стороны есть и такая марка телефонов, как Samsung. Также у Турции есть собственный Vestel Venus, в пользу которого, вероятно, и будет сделан выбор турецкого народа.

Эта внутренняя политэкономическая повестка Турции так и осталась бы делом Эрдогана и Трампа, если бы не последующая за этими событиями “антидолларовая” кампания, развязанная турецким лидером.

Эрдоган собирает союзников на бойкот доллару

Эрдоган: Торговая война США не сокрушит Турцию Global Look Press/Turkish Presidential Palace / imago stock&people

Надо отдать должное Эрдогану, он решил бороться с “американской гидрой” финансовыми инструментами и дипломатическим международным воздействием. Пока турецкое правительство и банковский регулятор стабилизируют ситуацию на фондовом рынке, Эрдоган начал подговаривать другие страны, чтобы они переходили на национальную валюту.

Эрдоган начал призывать жителей своей страны обменивать все имеющиеся у них доллары на лиры, чтобы поддержать национальную валюту. Он также заявил о намерениях вести торговлю в национальных валютах с Китаем, Россией, Ираном и Украиной. Отметим, что это уже не первая попытка турецкого лидера поднять бунт развивающихся экономик в защиту своих нацвалют.

К этой теме Турция возвращалась в конце 2016 года, когда курс лиры просел до нового исторического минимума. Поэтому заявления о переводе всех сделок на национальные валюты – тема обкатанная. Но в этот раз ситуация выглядит настолько критично, что вряд ли Турция готова будет спустить на тормозах.

Тем не менее, еще в конце прошлого года министр экономики Турции Нихат Зейбекчи заявлял по итогам российско-турецких переговоров о возможности перехода на нацвалютыы при взаиморасчетах. Однако эта идея получила развитие только сейчас, когда лира обновила свои исторические минимумы.           

Сейчас Турции удалось стабилизировать ситуацию. Были снижены нормы резервирования по валютным депозитам, введены ограничения на своп-операции банков и возможности учитывать ценные бумаги на балансе без переоценки, фактически произошло «скрытое» повышение ставок на 150 б.п. за счет отмены аукционов с ЦБ по предоставлению ликвидности. Турецкая экономическая власть дала понять игрокам рынка, что борьбу с кризисом она должна вести исключительно рыночными методами. Жесткая позиция президента и принятые параллельно меры вывели турецкую лиру из лихорадки, немного укрепив ее по отношению к доллару. Падение замедлилось, но не прекратилось.

Готова ли Россия вступить в антидолларовый бойкот?     

Фото: 78.rodina.news

Этот вопрос для Анкары и Москвы сейчас находится в подвешенном состоянии. Турецкая сторона уже заявила, что готова перейти на расчеты в национальной валюте со своими крупнейшими торговыми партнерами, среди которых Россия занимает важное место. Однако Россия продолжает отмалчиваться. Почему?

Все упирается во взаимовыгодность такой внешней торговли без доллара. Экономисты утверждают, что главная проблема, которая тормозит решение этого вопроса заключается в достижении взаимной выгоды. Завкафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела (ФФБД) РАНХиГС, бывший зампред ЦБ РФ Константин Корищенко заявил, что валютные риски и рубля, и лиры сегодня столь велики, что заключение долгосрочных контрактов в них представляется достаточно затруднительным. Анкара и Москва должна в таком случае решить, что в какой из двух валют – лиры или рубли – торговать, а значит, кто-либо должен будет отказаться от своей валюты в пользу чужой. Торговать в обеих валютах слишком рискованно из-за девальвации обеих валют, а альтернативный вариант перехода на какую-то совсем другую общую валюту сейчас выглядит слишком неправдоподобным.  

Скепсис по поводу перехода России во внешней торговле на рубль или какую-то другую национальную валюту стран-партнеров высказывает управляющий партнер в FOC (Financial and organisational consulting) Моисей Фурщик. По мнению экономиста, такой переход только увеличит затраты или уменьшит доходы российских компаний. Ведь сторонам таких сделок придется проводить лишние валютообменные операции. Причем обмениваться будут не самые ликвидные валюты, поэтому комиссии по таким операциям будут относительно велики. Кроме того, экспортерам и импортерам придется хеджировать риски резких изменений соответствующих национальных валют. Например, мы прямо сейчас наблюдаем обвал турецкой лиры. А от таких историй надо страховаться. И это повлечет за собой дополнительные серьезные расходы.

Поэтому нет ничего плохого в том, что Россия сейчас медлит с переходом на национальную валюту во внешней торговле, просчитывая все сопутствующие риски. Сейчас важно, чтобы в этом “перетягивании каната” мы смогли бы извлечь выгоду от возможных внешних бездолларовых сделок. Или хотя бы, обойтись без ущерба



Архив