Компания входит в десятку крупнейших стратегических консультантов России согласно рейтингу РА "Эксперт"

Репортаж с инвестиционной орбиты

12.09.2011

В прошлом году Краснодарский край был единственным регионом ЮФО, в котором инвестиции росли, причём быстро: их общий объём составил почти полтриллиона рублей. И нельзя сказать, что этот рост Кубань заслужила только подготовкой к Олимпиаде

 

Исследование инвестицион­ного процесса в ЮФО этого года показало: Кубань уже запущена на международную орбиту инвестиционного процесса — и регионам-соседям остаётся за этим только наблюдать, понимая, что если в предыдущие годы ещё можно было заявлять о желании с нею потягаться, то теперь, когда регион вошёл в стадию сбора олимпийского урожая, о конкуренции нужно просто забыть. Забыть и попытаться сделать правильные выводы из того результата, который показывает сосед. Между тем, в грандиозных проектах Олимпиады-2014 можно увидеть и угрозу для Кубани — головокружение от успехов может помешать территории подготовиться к следующему экономическому витку, принципы которого уже закладываются.

 

Кубань ушла в отрыв

 

Свидетельств того, что Кубань в сфере инвестиций сегодня ушла в отрыв, достаточно. За 2010 год в край привлечено порядка 493 млрд рублей инвестиций — темп роста составил 18,5%. Для сравнения, за тот же период темп роста инвестиций в целом по России составил 106%, а все остальные регионы ЮФО темпы привлечения сократили. По абсолютным показателям Кубань сейчас привлекает почти втрое больше денег, чем ближайший южный преследователь — Ростовская область. Прогнозы на этот год у края тоже довольно амбициозны — увеличить объём вложений на 10–20%. Хотя в первом полугодии инвестиции росли уже не только в Краснодарском крае, темпы всё равно впечатляющие — особенно если учесть, о каких объёмах вложений идёт речь.

 

Важно заметить: предпосылки для серьёзнейшего развития сегодня есть и в других регионах ЮФО — наибольшие, пожалуй, в Ростовской области. Но Кубань добилась масштабного результата, ради которого и затеваются экономические реформы на уровне каждого отдельно взятого региона, значительно раньше. Не стоит думать, что этим результатом край обязан только вниманию федерального центра, — нет, внимание просто позволило умножить достижения в несколько раз. На деле это сценарий для любого региона юга России. Да, повторения Олимпиады, наверное, при жизни нынешнего политического поколения ждать уже не приходится, но за этим мировым событием важнее увидеть то, что другие региональные власти вполне в состоянии тиражировать. Любой регион имеет возможность сделать такое предложение, чтобы встроиться в федеральную или даже мировую экономическую повестку.

 

Отрасли-лидеры

 

Десятка крупнейших проектов Краснодарского края (см. таблицу) даёт вполне адекватное представление об отраслевой специфике нынешнего инвестиционного потока. Три проекта относятся к сфере инженерно-транспортной инфраструктуры, по два — к туризму, энергетике, нефтянке. По нашим подсчётам, проекты, так или иначе связанные с подготовкой к проведению Олимпийских игр, составляют около двух третей заявленных сегодня в крае инвестиций. Это проекты в тех же самых областях (см. график). С нынешнего года олимпийские вложения стали суровой реальностью. Показательно, что в десятке крупнейших проектов Кубани только один не дотянул до миллиарда долларов. На фоне подобных гигантов даже такие базовые отрасли Кубани, как АПК, выглядят мелочью.

 

По подсчётам губернатора Краснодарского края Александра Ткачёва, сегодня на Кубань приходится около 70% строительных работ юга России. Только за первое полугодие 2011 года здесь было введено почти 2 млн кв. м жилья. Несмотря на то, что это немного ниже показателей прошлого года, Кубань остаётся в числе лидеров в масштабах всей страны. Такие темпы — это и следствие развития инфраструктуры последних лет, и результат сравнительно новой политики — привлечения инвесторов для комплексного освоения больших территорий. Ни один регион Юга последовательно такой политики не проводит. Между тем, комплексное освоение земельных участков в целях жилищного строительства представляет удобный механизм для инвестора и администрации, позволяющий реализовывать застройку крупных районов, создавая новое жильё высокого качества, встроенное в комфортную организованную среду обитания. Например, в 2010 и 2011 годах были подписаны соглашения с такими крупными инвесторами, как ООО «Бизнес-Инвест», ЗАО «Кубанская марка», ООО «Инвест-Строй» (дочерняя компания ЗАО «Тандер»), ЗАО «Партнерз Девелопмент», ЗАО «Патриот», которыми будут построены свыше 2 млн кв. м жилья, детские дошкольные учреждения на 14 тысяч мест, поликлиники и школы на 17 тысяч мест. Так что задел для дальнейшего наращивания объёмов строительства у Кубани ещё есть.

 

Кроме того, стройки — хорошая основа для развития промышленности стройматериалов. Из увеличения числа проектов в этой сфере, видимо, и возникла идея индустриализации Кубани, появившаяся во время кризиса. Действительно, к быстрорастущему рынку потянулись металлурги, деревообработчики, производители энергооборудования. Власти края намерены усилить промышленную составляющую его экономики.

 

Дефицит восторга

 

Краснодарский край сегодня имеет целый ряд международных рейтингов. Например, в июне этого года международным рейтинговым агентством Fitch Ratings подтверждены долгосрочный рейтинг Краснодарского края в иностранной и национальной валюте на уровне BB, краткосрочный рейтинг в иностранной валюте на уровне В и национальный долгосрочный рейтинг на уровне АА-(rus). Прогноз по долгосрочным рейтингам — «Позитивный». Однако в этой атмосфере успеха звучат и тревожные нотки.

 

Рейтинг инвестиционной привлекательности российских регионов агентства «Эксперт РА» в конце прошлого года зафиксировал снижение позиций Кубани — с уровня «Высокий потенциал — умеренный риск» (1В) край переместился на строку «Средний потенциал — умеренный риск» (2B). Трудно назвать это событие эпохальным, однако наши собеседники тоже заметили, что забота о проектах федерального значения отнимает много внимания властей — другим его добиваться порой становится не так-то просто.

 

«Действительно, край хорошо известен среди иностранных инвесторов, при этом крупные инвесторы отмечают высокую эффективность применяемых в Краснодарском крае инструментов маркетинговой политики, — говорит Эдуард Черкин, заместитель директора группы стратегического консультирования КПМГ в России и СНГ. — Однако декларируемые принципы административной поддержки на практике не всегда реализуются, поэтому ожидания иностранных инвесторов иногда не совпадают с реальностью, а это отрицательно сказывается на имидже региона. Например, в настоящее время инвесторы отмечают низкую привлекательность условий получения налоговых льгот, которые предоставляются только очень ограниченному кругу инвестиционных проектов, отвечающих требованиям социальной или экономической значимости для региона. Или они удивляются тому, что Краснодарский край не полностью реализует свой агропромышленный потенциал в связи с низким уровнем внедрения современных технологий».

 

Нам уже приходилось слышать от рядовых бизнесменов мнение о том, что Кубань, удовлетворив первоначальный инвестиционный голод, начала относиться к инвесторам избирательно — среднего инвестора якобы уже встречают совсем без восторга, и инвестор это чувствует. Впрочем, это нормально — если, конечно, не становится почвой для коррупции. Это нормально, если благополучный регион создаёт особые условия только для инвесторов, закрывающих приоритетные направления, — остальные же удовлетворяются общими условиями, прописанными в региональном законодательстве.

 

Тема постолимпийского будущего

 

Тему развития края после окончания Олимпийских игр 2014 года поднимает практически каждый наш собеседник: что будет с регионом, когда он лишится мощного федерального плеча?

 

«После завершения Олимпиады на Краснодарский край лягут затраты на содержание массы инфраструктурных объектов, — считает управляющий партнёр компании “ФОК” Моисей Фурщик. — Это создаст риски высоких коммунальных тарифов. Кроме того, могут возникнуть серьёзные проблемы с ресурсами для создания инфраструктуры под новые проекты. Наиболее эффективным решением представляется активное развитие механизмов ГЧП. Такой инструментарий обычно требует значительного времени для запуска, поэтому заниматься этими вопросами надо уже сейчас. ГЧП может применяться на Кубани по широкому спектру отраслей: ЖКХ, транспорт, пляжная инфраструктура, социальные объекты и т. д.»

 

«То, что после проведения Олимпиады Сочи будет востребован как всесезонный курорт, у меня не вызывает сомнений, — говорит Агван Микаелян, генеральный директор компании “Фин­Экспертиза”. — Но в дальнейшем один из серьёзных рисков для инвесторов, на мой взгляд, — это отсутствие квалифицированного персонала, способного обслуживать всю созданную к Олимпиаде инфраструктуру и предоставлять достойные олимпийского уровня услуги».

 

Есть ещё одно обстоятельство — примерно в 2014 году стартует масштабное строительство инфраструктуры на Северном Кавказе: федеральный центр с этих пор не только перестанет поддерживать Кубань, но и станет помогать соседям. Агван Микаелян считает, что в этой ситуации основным конкурентом Краснодарского края среди других регионов юга России окажутся Кавказские Минеральные Воды.

 

Нужны новые технологии

 

Размышления о постолимпийском будущем открывают тему, которая для Кубани пока сравнительно нова, — тему привлечения не просто инвестиций, но инвестиций в технологии.

 

Инфраструктура — значительный козырь для региона, который борется за инвестиции. В этом смысле Кубани повезло — энергетическая, транспортная, телекоммуникационная, коммунальная инфраструктура, которая создаётся к Олимпиаде, уже сейчас привлекает инвесторов, возможно, даже лучше региональных властей. Но на основе этой инфраструктуры ещё предстоит создать высокотехнологичную экономику, которой на Кубани пока нет.

 

«Ускорить традиционно высокие темпы роста развития края помогло бы более масштабное привлечение инвестиций — не только финансовых, но и инвестиций в новые технологии ведения бизнеса, в частности, в туристическом кластере, — полагает Владимир Редькин, директор аналитической группы по международным региональным финансам Fitch Ratings. — Переход на новый уровень качества предоставления услуг повысит конкурентоспособность края в борьбе за потребителя с зарубежными курортами». Эксперт говорит, в общем-то, о простых вещах — строительство инфраструктуры в отрыве от технологий ведения бизнеса само по себе не сделает курорты Черноморского побережья конкурентоспособными.

 

Сегодня в экономике вообще постепенно формируется запрос бизнеса на технологии нового уровня. В пищевой промышленности такой технологией, например, является безотходность, которая обеспечивает существенное повышение эффективности, но требует при этом кластерного подхода. Замыслы таких проектов уже есть в Ростовской области, Ставропольском крае. В таком же формате на Юге уже осваиваются фармацевтика, химия, производство автомобилей и др. Главная опасность для Краснодарского края состоит в том, что в увлечении предолимпийской подготовкой регион вообще минует эту стадию экономического развития — если вовремя не подготовить почву для таких проектов, можно пропустить следующий инвестиционный урожай.

 

Нельзя сказать, что кубанские власти не понимают этой проблемы — ей было посвящено прошлогоднее интервью с вице-губернатором Алексеем Агафоновым, по мнению которого, модернизация для экономики края и означает прежде всего создание условий для повышения эффективности бизнеса в ключевых для территории отраслях. При этом подобную задачу сейчас без участия власти не решить: «Когда мы говорим о модернизации целых отраслей, мы сталкиваемся с тем, что бизнес не способен таким образом скооперироваться, чтобы дать взвешенную оценку отраслевого спроса на модернизацию, — говорил Алексей Агафонов. — Вполне естественно, что сейчас роль бизнес-ассоциаций должно взять на себя государство. Со временем оно отойдёт в сторону. Если мы этого не сделаем, мы рискуем. К нам может зайти мировой лидер отрасли и поставить себе цель обанкротить российских конкурентов — тогда мы отрасль фактически потеряем. Модернизация — это в некотором смысле вопрос экономической безопасности». Решать этот вопрос на практике потребуется уже в 2015 году.

 

Источник


Архив